Skadi


Здравствуй, милый!

 
21 мар в 13:27Здравствуй, милый!
Да, да, ты всё ещё для меня милый, мой друг Поэмбук. Как ты? Здоров ли? Смотрю, распух со времён нашей последней встречи основательно. Признавайся, сколько раз уже прокручивал новую дырочку в ремешке, а? Ладно, ладно, всё понимаю. Твои объятья широки, как и прежде, ты готов вместить каждого, кто постучится в твои ворота. Вот и моя старая избушечка в целости и сохранности. Спасибо тебе за это. За то, что не сносишь ветхие, заброшенные жилища. За надежду и веру в возвращение. Ждёшь ведь, я чувствую.
 
Протираю пыль пальчиками с прохладного подоконника. Надо пройтись.
Ты изменил свой климат? Внутри тебя жара несусветная. Кровь твоя кипит и булькает как отменный борщ. Приоткрываю крышечку, с любопытством заглядываю в кастрюлю. О! Какое невероятное броуновское движение! Наблюдаю за симпатичными Морковками и важными Бурачками. Что это? Что они делают? Не дерутся ли? Кричат почему-то... А-а-а... Вижу, вижу: в центре кастрюли величественно плавает кубок. Ну, в общем-то, хорошо, что кубок, а не топор как в другой сказочке. Кто-то призывно машет ручкой, приглашает в кастрюльку. Рассыпаюсь в извинениях: простите, морозным Феям это как-то не к лицу. Что это за борщ с куском первосортного льда? Не борщ же вовсе.
Но как шумят, ты подумай! Включаю «Марш Радецкого» Иоганна Штрауса. Во-о-от! Теперь всё не так плохо. Веселее. Улыбаюсь и топаю ножкой в такт.
 
Немного расслабляюсь, а здесь ты со своей медалькой! Зачем вышла-то на улицу? Заметил! Стоишь такой простоватый, наивный, скромный, глазоньки потупил, протягиваешь мне на ладошке жёлтенькую штуковину. Пытаюсь изобразить серьёзность на лице, но получается не очень естественно. Благодарствую! Вот только что делать с ней ума не приложу. Ай, ну, пусть висит и блестит в знак нашей с тобою долгой дружбы.
 
Встречаю старых, добрых поэтов. Их в тебе остались единицы, но они есть. Еле сдерживаю желание броситься каждому на шею: проявить, показать свою отчаянную радость. Нет, мои сильные эмоции всегда пугают чувствительных людей. Но мои поклоны и реверансы этим людям сегодня более глубокие и продолжительные. Я свечусь от счастья и тепла.
 
Хожу вот так, прогуливаюсь по твоим улочкам в ритме вальса, периодически с большой осторожностью почитываю современников. Почему с осторожностью? Стихотворные передозы бывают очень страшными, мой милый. Да, случалось. Да, боюсь. Поэтому сейчас чаще захожу в гости к исцеляющим мою душу классикам. Это в тысячу раз безопаснее. Не забывай про них, пожалуйста. Наполняй их домики бессмертными стихотворениями. Это нужно, правда.
 
В моей избушке всё же не так жарко, потому я с радостью возвращаюсь и привечаю своих гостей. Среди них даже есть новые люди. Кто-то заглядывает с краткосрочным интересом, а кто-то приходит снова и снова покатать вместе со мною яблочки по подоконнику. Знал бы ты, какие это замечательные, по-волшебному светлые поэты. Не расскажу, не проси. Только поплотнее задёрну тяжёлые серебристые гардины в очередную таинственную ночь. Можешь даже разобидеться. Но помни: каким бы ты не был: сердитым, ласковым, забавным, невыносимым, я всё равно люблю тебя, мой милый друг. Есть за что. И пускай ты существуешь сейчас в ритме марша, а я в ритме вальса меня греет одна простая мысль: несмотря ни на что ты продолжаешь жить. В общем… Расти, двигайся и не болей, Поэмбук.
Всё ещё твоя Фея.
21.03.2019