ДОЛЮШКА...

ДОЛЮШКА...
***
Чудесной зорькою да ранним утречком,
Ногами босыми росу собравшими,
Льняные волосы в плечах рассыпавши,
Проходишь около туманом выплывши.
 
Походкой легкою - в руках тростиночка,
В весеннем платьице - в глазах смешиночка,
Трава примятая твой долгий следушек,
Тебя желающи прекрасней нетушки.
 
Идешь ли лугом ты - цветы колышутся,
Пойдешь ли полем ты - хлеба подымутся,
Ты бродишь по лесу одна тропиночкой,
А сердце девичье ждет половиночку...
 
И, ахнув рученькой под сердцем тронула,
Идет навстречу ей парнишка соколом,
Походкой вольною с улыбкой дерзкою,
Душа в нем девичья судьбу приметила.
 
Пригрел он девоньку глазами жгучими,
Увлек безвольную речами думными,
Пошли вдвоем они одной дороженькой,
Воркуя ласково в хлеба не скошены.
 
Томились негою и млели похотью,
Всю влагу нежности испив целехонько,
В ночи кохалися к утру любилися,
На поле девственном хлеба косилися.
 
Ласкали рученьки и грудь набухшую,
И губы трогали огнем сжигающим...
Вдруг болью охнула краса беспечная,
Теплом и семенем его наполнившись.
 
С зарею алою уснули допьяна,
С рассветом солнышко лучом потрогало,
Взгляд с поволокою улыбку томную,
В хлебах лебедушка но одинокая.
 
Ушел он ласковый своей дорогою,
Оставив девоньке печаль с тревогою...
Пойдешь ли лугом ты - в глазах грустиночка,
Ты в поле вспаханном - одна тростиночкой...
 
***
 
Тоской помаевшись в слезах помучившись,
О бабьем горюшке порасудачившись,
Покрыв головушку платочком в кружевах,
Подружек гомону не удосужилась.
 
По жизни гордая, совсем не брошена,
А горя горького, дак-то, горошина,
Печаль-страдания поглубже спрятавши,
Трудами славными душой воспрянувши.
 
В заботах хлопотных не спешным времечком,
Пора приходит к ней девятым месяцем,
С рассветом во поле так долго жданная,
В любви зачатая пришла желанная.
 
Дочь родилась на мать похожая,
Дитя невинное, краса пригожая,
И вновь тростиночкой пошла по полюшку,
Семья умножилась забылось горюшко.
 
Хлопот прибавилось на долю малую,
Да вот зовут ее теперь уж мамою,
И ходит гордая в лесах тропиночкой,
К груди прижавшая свою кровиночку.
 
Растет приглядная в лугах не кошенных,
На радость матери растет хорошая,
Да осень с зимами в годах покоятся,
А дочь невестушкой не вдруг становится.
 
Росла и выросла, во взгляде жгучая,
Красою ладная, умом могучая,
Мать не нарадуясь, забыв грустиночку,
От счастья спрятавши в глазах слезиночку.
 
Любовью, ласкою все к ней охотится,
Душой прилепится, а дочь помошница,
Вот и сваты уж в сенях ломятся,
Уйдет кровинушка в чужое отчество.
 
И сердцу радостно да страх печалится,
Как вдруг опять она одна останется,
В который раз она клянет судьбинушку,
За что страдания ждать половинушку.
 
И снова в полюшко тропинкой хоженой,
Как в юность раннюю, в хлеба не кошенны,
Уйдет сердешная в надежду давнюю,
Что вот услышит он тоску печальную...
 
***
 
В закатном мареве, что за околицей,
Туманной мглой тропинка кроется,
И, что-то сердце вдруг на вдохе охнуло,
То ли почудилось, он где-то около.
 
Стоит в стороночке и не решается,
Тяжелу думу думает да сокрушается,
Что боль великую да подлость дланную,
Он сотворил тогда пусть не желанную.
 
Да не уйти ему из той острожности,
И не простит она из осторожности,
Вдруг слышит голос он на крик сорвавшийся,
Его же именем ему назвавшийся.
 
Зовет душой его навстречу кинувшись,
В лице родном таком нет ни кровинушки,
И он подходит к ней, она обмякшая,
На руки падает теплом манящая.
 
От счастья близкого дыханье мечется,
Она родимая, улыбкой светится,
В руках больших его опору чувствуя,
Теперь спокойная, домой зовущая.
 
Пронес коханную в руках деревней он,
Пришли к избе, а там уж полон двор,
Подруги с бабами стоят судачатся,
О счастье девичьем, что возвращается.
 
Она не слышит их покоем мается,
А на крылечке дочь им улыбается...
На поле вспаханном бегут тропиночки,
Сошлись на век теперь три половиночки!
 
***
 
Туман над полюшком едва колышется,
А за рекой вдали гармошка слышится,
Плывут страдания над речкой сонною,
Уймись тальяночка, давай раздольную.
 
Лишь только за полночь там все уляжется,
Ночь тишиной своей обескуражится,
Пойдут по берегу девчата с парнями,
С зарей рассветною домой добраться бы.
 
Лугами росными следочки тянутся,
К хлебам покошенным, что в копны ставятся,
Дурманным запахом да тихим шепотом,
Она манящая, он ясным соколом.
 
Жизнь круговертится да не кочается,
Все так-же молодость в стогах влюбляется,
Страдой оконченной уж лето бабится,
В деревне свадебный сезон куражится.
 
И вот уж доченька невестой ряжена,
Пришла пора, как скоро, надо-же!
Вчера играючи в руках баюкала,
Теперь, поди-же ты, чего удумала!
 
И сердцу радостно, приятны хлопоты,
Изба полнеханька веселья, хохота,
Пьют за родителей, за дочку славную,
Жених нашел таки судьбу желанную.
 
Отцы, как водится, подарок сладили,
Детям на свадебку избу поставили,
Живите радостью и будьте счастливы,
Любовью, ласкою, дай бог удачи вам!
 
Слезой счастливою исходят матери,
Родные, близкие блажат подарками,
Подружки с завистью желаньем млеючи,
Друзья-товарищи чуть сожалеючи.
 
Та зависть белая, а жалость добрая,
Бежит тропинкой к ним надежда скорая,
И так-же встретятся в лугах, что скосятся,
Два сердца любящих да успокоятся.
 
Гуляет свадебка да день склоняется,
В вечерних сумерках закат теряется,
В ночи свершается таинство важное,
Ведут невестушку на ложе брачное...
 
Займись рассвет ты зорькой алою,
Жизнь потекла водицей шалою,
Гуляет с внуками опять тростиночкой,
Теперь уж бабушка в полях тропиночкой!
***