Damir Timur


#Я стал богаче… на стихи

 
6 мар в 18:50
#питерские_дина_лукоянова
 
Объясняйте это как хотите, но в Петербурге есть эта загадка — он действительно влияет на твою душу, формирует её. Человека, там выросшего или, по крайней мере, проведшего там свою молодость, — его с другими людьми, как мне кажется, трудно спутать.
Иосиф Бродский
Вспомнил, при каких обстоятельствах прочитал впервые стихи Дины. Ситуация была нелепая и немножко смешная, хотя не самая приятная, потому без подробностей)
На самом деле её стихи я читаю давно. Но это не значит, что они не делают мой да и не только мой мир ярче.
Практически все они очень личные, но в то же время необыкновенно открытые.
Как это получается? Не знаю. Слова обычные, знакомые, ничего новоизобретённого, никаких дурацких словопостроений, хороший русский язык, но настолько живой, внятный, понятный, современный, и в то же время очень грамотный. И это всё так естественно в звучании от Дины, органично. Чистая гармония.
 
ГЕЛИОТРОП
 
Когда ты рядом — я гелиотроп,
Подсолнух, поспевающий за солнцем,
Когда закат — я лоб кладу во гроб
Руки, другой рисуя на оконце
Экрана цифры… И, дойдя до «три»,
Последней в диспропорции симсима,
Приказываю сердцу: «Говори!»
Я никого так в жизни не просила…
И телефон, устав от долгих ласк,
Предложит этот номер сделать срочным,
Соединяя разобщенных нас
Подсветкой слов над бесконечной ночью.
 
 
 
Ей нельзя не поверить. Может потому, что она ничего не придумывает — не в смысле «не врёт», а в смысле не пишет ничего искусственного, придуманного, ничего такого, что сама не пережила, не прожила, не продумала:
 
РЫБАКИ
 
… Добыча замирающих минут
Стечёт сама по зонтикам цикут,
И на краю земли не обойдут
Кувшинки чашей.
Глаза её круглы и зелены,
А мы с избытком вооружены,
Когда и бессловесны, и юны
Уловы наши.
 
 
 
Дина добра…) На самом деле! Но всё-таки страстная и разнообразная натура! И вот здесь это очень заметно, чувствуется. Тебя вроде бы и не коснулись, но так обожгли, и не больно, но не забудешь:
 
ТАТУИРОВКА
 
Я покажу, ты только не бушуй.
Лицо с зашитым ртом в себя вчертила —
Сплеча, в плечо, вливая в кровь чернила, —
И этими чернилами пишу.
1
Снимать одежду просто и легко,
Как правду говорить (не то, что слушать).
Кто вскармливал публично молоком,
Жалеет силиконовость кукушек.
(Но не жалеет зрителей? Ну что ж,
У них всегда в запасе длинный нож).
2
Стоишь без рукава, а там она,
Безротая, и, будь готов, набросят:
«Раскаешься. Тюремный тёмный знак.
Что скажут мама, кирхен, киндер, гости?»
Действительно!
«Что станет говорить княгиня Марья Алексевна?»
Чёрт с ней.
3
Рука-лицо отметится в делах,
На скорбный дом изменит место встречи.
«До пояса разденьтесь! Оба-на!»
(Любуйся, как теряется дар речи,
И получи в отместку от врачей
Повестки на анализы ВИЧей).
«Но есть и плюсы. Вас, такую мать,
При ДТП легко опознавать».
Течёт из вен ручей всё горячей.
Он чей?..
 
 
 
Сложно выбрать одно, два, три из всех, что читал. Но хотя бы три. Хотя бы.
И очень жаль, что Дина теперь появляется здесь редко, а её стихи в памяти становятся прозрачными, как утренний воздух, хотя и остаются по-прежнему узнаваемыми и приводят душу и мысли в состояние ровное и счастливое.
 
P. S. Дина Лукоянова. Когда понимаешь, что жизнь это правильно и не зря.