Первый снег

в соавторстве с Милица

Аудиозапись

Все когда-нибудь вырастают:
Люди, звери, леса и столицы.
Помнят прошлое, забывают,
Вырос тот, кто был Маленьким Принцем.
 
Неизвестен и не написан
Путь его, повзрослевшего в грёзах.
Стал пилотом, простился с Лисом,
И не помнил любимую Розу?
 
Не забыл он. Помнил, не бросил.
Всё страшнее и проще: под вечер
Не вернулся Taylorcraft Auster,
«Аir post observation» — разведчик.
 
Есть приказ: «самолёту вылет».
Сказку ветер пустынный развеял.
На прощанье качнулись крылья,
Растворились в закате, как небыль.
 
Вечер, утро — должен вернуться!
Только пусто в эфире, заждались…
Сожалений не надо мутных,
Разговоров досужих про жалость:
 
Вот, мол, глупые! И с надеждой
Каждый вечер включают фонарик:
Маяком будет пусть, как прежде.
Но теряет листы календарик,
 
Ночи, словно назло — длиннее,
Дни-огарки короче, короче,
Глохнет сердце и леденеет:
Нет вестей, ни полслова, ни строчки!
 
…Приласкал бы старого Лиса,
Невесомо коснулся бы Розы…
Где ты, маленький? Тихо в высях,
Ожидание, словно заноза.
 
Лис украдкой косится в небо
И ворчит: «Бестолковый мальчишка,
Вроде вырос, а всё бы бегал,
И летал бы… Нет, это уж слишком!»
И вздыхает тихо, печально.
 
Розы сотни капризов женских:
«Где мой принц?», «Я сейчас увяну»,
«Кто ещё понимает ценность
Красоты»…
Но не верь обману.
 
«Милый мальчик, вернись скорее,
Ты не можешь исчезнуть так просто.
Мы тебя очень ждём и верим!»
Но в ответ— лишь порывы норд-оста.
 
Что осталось? Только надежда,
Что вернётся когда-то… Откуда…
С неба в сумеречных одеждах
Звёзды начали падать как будто,
 
Тихо-тихо в ночи летели
И заботливо кутали землю.
Первый снег пошёл. Чистый, белый.
Для чудес наступило время.
 
 
*Taylorcraft Auster — Тейлоркрафт Остер, британский самолёт времён Второй мировой войны, мог быть наблюдателем, разведчиком, корректировщиком огня.
*«Аir post observation» — Воздушный пост наблюдения, самолёт-разведчик.
 
*аудиотрек — композиция «Sta Mane» корсиканского коллектива L'Αlba, музыка Седри Савелли (Cédric Savelli), на основе песнопения «Κυριε ελεησον, Χριστε ελεησον»