Тенников Михаил


AFTERPARTY ИЛИ КРАЙНИЙ ДИЖЕСТИВ

 
13 фев в 13:43
Писать о постмодерне едва ли не сложнее, чем творить в его стилистике. А уж судить соревнующихся в этой зыбкой дисциплине – не приведи Гдь Бгъ, как говорится. Однако, попробую поразмышлять, раз уж пригласили, раз уж конкурс прошел и, тем паче, резюмирую – удался. Скажу, упреждая вопросы организаторов и сочувствующих – работа по предварительной фильтрации заслуживает отдельного уважения; по мне, откровенно слабым оказался только один текст. Остальное – от приличного до прекрасного. И, главное – разного с точки зрения захода на цель. Было видно, многих авторов безжалостно тянуло в традицию, как вулканический газовый пузырь к поверхности океана. Многим, к их чести, удалось этот процесс остановить и даже обратить в интересные финалы-многоточия. Я намеренно не акцентирую внимание на персоналиях, хотя пять работ конкурса для меня очевидно – сильнейшие. А их авторы – приятное откровение и знакомство. Любопытно было посмотреть, как представляют себе поэзию постмодерна, его феномен – участники конкурса с литерой П. А тридцать два человека – всё же срез активно пишущей массы, да простят меня за это вредное слово.
Итак, ПМ. Неизбежность его прихода в литературу, в частности в поэзию неслучайна. На сломе эпох, в третьей четверти девятнадцатого века процессы роста, развития европейской цивилизации, а говорить стоит о преемственности именно европейской – стали настолько стремительны, что вектор их движения уже не в состоянии были описать классические философские школы. Необходим был иной взгляд. И он появился. Постмодернизм как мировоззрение, как направление фундаментальной философии поломал систему культурных ценностей. Частное уже не объясняло суть. Суть была уже собранием частного. Символ сам по себе стал бесполезен – он не говорил о мире ничего, кроме как требовал иного символа. В это цепочке, в эклектике и зарождалась первая конструктивистская концепция ПМ. Искусство обращалось уже не к аллегории, как к целостному знаку, объясняющему мир внутри произведения, но к следующим один из другого знакам. Это расщепление целого в поиске истины хорошо можно проследить в живописи. Литература сопротивлялась дольше. Несмотря на сильные собственные традиции ПМ пришел и в русское слово. В какой-то мере его приход был задержан оттепелью реализма – на мой взгляд, истинно русского в сути своей явления. Дальше – слово стало работать уже как совокупность знаков, знак – как молекула творения. И далее, и далее.
Прошу прощения за возможно чрезмерную вводную. Но без нее, думаю, сложно будет говорить или дискутировать о ПМ с людьми, для которых этот термин едва ли ни синоним графомании. Теперь – к конкурсу. На просторах Поэмбука за долгое время сложилось устойчивое мнение некоторой категории постояльцев, мол постмодерн – это всё то, что непонятно МНЕ. А раз непонятно МНЕ – следовательно никому. И вообще – хрень собачья. Да ещё пресловутая длинная строка. Уважаемые хейтеры ПМ, длина, как и размер (да простит меня Фрейд) беспокоит только тех, кто слабо представляет, что делать даже с четырехстопным хореем. ПМ может быть написан любой строкой. Главное – качество. Следует помнить – ПМ суть взгляд человека на окружающий мир, этот взгляд опосредован его, только ему присущей оптикой и независим от прочих взглядов. Для сомневающихся – вспомните притчу о слепцах и слоне. И немного ее пересмотрите. Тридцать два автора представили в конечном итоге пул сочинений, где каждый в меру своих сил, мастерства и представлений о мире и ПМ (разделять – важно) изложил некий сюжетный комплекс. Следует оговориться. ПМ современная философия понимает как сложившийся взгляд на современную культуру внутри культуры, искусство внутри искусства (с чем я не совсем согласен). При этом – эпоха ПМ длится довольно долго. И она вмещает в себя уже как бы отделившиеся от первоначального смысла ПМ значения, такие как поставангард, постконцептуализм и т.п. Да, по рудиментным признакам это ПМ, но по сути – самостоятельные направления. На это я указывал, когда комментировал работы. Что мне понравилось - свобода авторов от клише, при этом они явно старались сохранить главное – сделать читателя собеседником. У многих это получилось. Поймал несколько дивных и метких строк:
 
самих себя
и бродского убили
когда его
цитировали мы *
 
Таким образом заканчивает свой текст один из авторов. А ведь вернее и не скажешь. Бродский, как всякий гениальный художник – тяжёлый наркотик для неокрепших творцов, уберечься зависимости от него удаётся немногим. Спасательным кругом для поэтов-постмодернистов, тех из них, особенно молодых, кто считает ПМ своем способом мышления более, чем просто очередным опытом литературной формы станет вопрос не «как», а «зачем»… А вот финал ещё одного текста:
 
И донкихотово поместье
К заупокойной мрачной мессе
Готовят, матерно браня
И Дон Кихота, и коня. *
 
Тщета. Тщета как сублимация комплекса Сизифа - вообще один из любимейших приёмов в постмодерне. Осознание ЛГ винтиком, шестерёнкой, однако способной выпасть, и будучи ещё живой некоторое время наблюдать коллапс механизма. Но – коллапса не происходит. Утратившая мизерную деталь машина продолжает работать, тем указуя на бесконечность следования одного из другого. И таких интересных замечаний к работам возникло много.
Обрадовало, что авторы – практически каждый – писал своим голосом, работы были непохожи одна на другую. Что огорчило – некоторые пробовали делать кальку с уже давно обыгранных стилей, иногда и сюжетов. Это даже в парадигме ПМ путь тупиковый. Для художника в любом виде искусства всегда остаётся главным не «Как» а «Что» вижу. Потом – «Зачем смотрю», и уже в самом конце – «Вижу так». Вот что важно. Возвращаясь к хейтерам ПБ, едва ли не каждый из них думает, что ПМ – это абсолютная литературная вседозволенность. Спешу их огорчить. Нет, отнюдь. Абсолютная вседозволенность – это авторские пиктограммы и немудрёные записи на стенах уборных лет двадцать-тридцать тому. А ПМ – форма искусства, имеющая свои правила и нормы. Кроме того, никто не отменял такую философскую категорию,как эстетика. И внутреннюю эстетическую категорию – как вкус. Об этом стоит помнить. Потому поэзия не может быть хорошей и постмодернистской. Она может быть либо хорошей, либо дурной. В более широком смысле – поэзией, либо суррогатом.
В завершение хочу сказать, точнее посоветовать всем – читайте побольше разных стихов, заглядывайте на книжные и электронные полки, не бойтесь ошибиться с выбором, ибо только так и никак иначе, помимо конкурсов вы обретёте и вкус, и кругозор, и мастерство.
 
 
 
* - сохранены авторская орфография и пунктуация