дха́рана

в соавторстве с Чонкин Иван
дха́рана
«...режу уключиной тишину крема заманчивого «запретто» —
в волнах безе отыскать блесну, ту, что блестящая для поэта…»
© Ч. И.
 
Истоки тут:
 
Крошатся сно-свиданья звёздами, хлебом речек.
Утро рисует тело — в простыни вросший стебель.
Бабочки преисподней с крыльев кидают жребий.
Пажити семафорят  свечками человечков,
пламя послушно ветру темпом и амплитудой.
 
За горизонты смотрим, рядом — не выбираем.
Верим — случится сказка. Думаем — жизнь без края.
Холодом между рёбер время течёт простудно.
 
Глу́шеный свет коаном. Пальцы ерошат русый.
Ластик периферии выбелит чёлн-рассудок,
выделит строчкой — губы, запахи счастья — сутью.
Если дыханье делим, тем обнажаем пульсы.
Нежности позволяем выбраться из-под кожи.
Близость неуловимо плавит цвета и звуки.
Курсы, пересекаясь, сходятся в острый угол...
 
Разные — до контраста — слишком с тобой похожи.
 
Глобусом бульденежа лето стучится в окна.
В доннике и полыни бродят дурные соки.
Будто бы на удачу месяц подковой согнут,
штрих от звезды упавшей прямолинейно-огнен —
в общем, по всем приметам, сбудется. Знать бы — скоро?
Не просчитать по знакам. Не нагадать на картах.
 
Сложены километры в тамбуры и плацкарты.
От любопытной ночи спрячут надёжно шторы.
 
И, продолжая мысли, ножиком перочинным
рельсы рисуем. Поезд мчится пустым обратно.
Литера — дым вишнёвый — канет на дно заката.
 
Сны, что увидим снова, лепим словами-глиной.