Шекспир. Сонет 147

Sonnet 147 by William Shakespeare
 
My love is as a fever, longing still
For that which longer nurseth the disease,
Feeding on that which doth preserve the ill,
Th'uncertain sickly appetite to please.
 
My reason, the physician to my love,
Angry that his prescriptions are not kept,
Hath left me, and I desperate now approve
Desire is death, which physic did except.
 
Past cure I am, now reason is past care,
And frantic mad with evermore unrest,
My thoughts and my discourse as madmen's are,
At random from the truth vainly expressed:
 
For I have sworn thee fair, and thought thee bright,
Who art as black as hell, as dark as night.
 
 
 
Подстрочник
 
Моя любовь -- как лихорадка, которая все время жаждет
того, что еще больше вскармливает болезнь,
питаясь тем, что сохраняет недуг,
чтобы удовлетворить непостоянный, болезненный аппетит
 
Мой рассудок -- врач, лечивший меня от любви, --
разгневанный тем, что я не выполнял его рецептов,
покинул меня, и теперь я в отчаянье убеждаюсь на опыте,
 
Мне уже не излечиться теперь, когда рассудок от меня отказался;
я в лихорадочном безумии от вечного смятения,
мои мысли и речь -- как у безумца,
они далеки от истины и говорятся без толку.
 
Так, я клялся что ты белокура [прекрасна, добра] и думал, что ты
светла,
а ты черна, как ад, темна, как ночь.
 
 
Перевод
 
Любовь моя к тебе – как лихорадка.
То жаждет, что усилит лишь недуг!
На обостряющее горечь падка.
Ест с жадностью дурманящий продукт.
 
Рассудок, врач мой, от любви лечивший,
Злой, оттого,что не внимал ему,
Со мной порвал, как с неслухом-мальчишкой,
И я один. Вкушаю страсти тьму.
 
Не вылечусь. Со взглядом отрешённым,
Безумный, лихорадочно мечусь.
И мозг и речь мои – ума лишённых,
Бессмысленны. В них толку нет ничуть.
 
Я уверял, что ты светла - цветочек..
А ты черна, как ад. Темнее ночи.