***

Живое — живому. Больное не выразить.
И нет меня больше во взгляде, как бездна, пустом.
Собакой, забытой на шёлковой привязи,
живу, то на тень, то на эхо виляя хвостом.
То лаю на завтрашний миг слабоволия,
то вою о том, чему было вчера недосуг.
Пустяк — от тоски умереть и — не более,
безумной семь верст до небес через муки — не крюк.
Однажды наступит алмазной зари воскресение —
возьму твоё имя и отчество, крест твой и след,
оденусь в твоё и пойду к петербурженке Ксении
просить за земную любовь и за весь белый свет.