Владимир Сытой


Чтобы помнили

 
9 сен в 21:07
День памяти!
 
9 сентября 1942 года немецко–фашистскими захватчиками расстреляны более 100 мирных жителей (д. Карбовка, Погарский район, Брянская область) якобы за связь с партизанами. Деревня была полностью сожжена. Вечная память убиенным! Убийцам-нелюдям гореть в аду! Официальная версия тех лет…
Но, есть одно «но» …Немцев при расстреле не было. Были нелюди в немецкой форме, хорошо владеющие русским языком и украинским (по свидетельствам очевидцев, фамилия главаря карателей была Гречко). Возникает вопрос: кто стрелял и за что?
Есть три версии этого злодеяния.
Версия первая.
Расстрел произведен истребительной группой органов НКВД, дабы жители оккупированной области не переметнулись на сторону немцев. Эта версия сразу отпадает. На данной территории уже действовали партизанские отряды.
Версия вторая.
Расстрел произвела одна из команд (их было три: г.Клинцы, г.Почеп, г.Погар)
Тайной полевой полиции (ГФП)-729. Но очевидцы утверждают, что «гости» приехали из города Трубчевска. А, точнее, из с.Семячки, Трубчевского района. Есть ещё версия, что каратели приехали на машинах из с. Романовка, Погарского района... Действительно, была машина "чёрный ворон" и был "немецкий офицер"... Но откуда приехали?
Версия третья.
В с.Локоть, г.Трубчевске, г.Севске и других районах базировалась РОНА - русская освободительная народная армия (29 гренадерская дивизия СС Б.В.Каминского).
Массовые карательные операции дивизия начала с 17 сентября по 27 сентября 1942 года совместно со 102 венгерской пехотной дивизией генерала К.Боганьи. Но они и раньше оказывали помощь другим районам в усмирении недовольных немецкой властью. Значит, РОНА; но за что? В этом-то и вся загадка. Может, их смутили фамилии жителей деревни (Сытой, Нужный, Метлицкий, Гирлин, Цвилев, Бакушин, Мищенко и так далее…), или это месть жителям за изгнание пана??? А, может, в этом злую шутку сыграла реплика, брошенная старостой:
- Работать невозможно, здесь все партизаны!!!
Ответа нет, как и нет ответа на то, что было после освобождения территорий от немцев. Такие трагедии расследовались органами НКВД и СМЕРШ. В Карбовке расследование не производилось, даже не установлено точное количество погребенных... Что это? Злой рок или наваждение?
В каждом поколении жива боль за убиенных отцов, дедов, прадедов. По рассказам очевидцев написано это стихотворение. Я не хочу облекать его в рамки поэмы, пусть рассказ будет свободным.
 
Поёт ручей под толстым слоем ила.
Как и тогда, спешит куда-то вбок.
Он не расскажет, что происходило,
зачем в овраге братская могила,
и почему мир сложен и жесток?
Об этом не расскажет полицай -
свидетель из карательной ватаги.
Он на расстреле был и бог, и царь…
Но поперхнулся кровью вместе с брагой.
Над этим местом Тайна много лет, -
как птица распластала крылья.
И пробует взлететь через запрет,
но падает все время от бессилия.
Оборвалась связующая нить...
Нелепо прикасаться к трудной теме.
Попробую понять, восстановить
и донести до вас лихое время.
 
Карбовка 1931год
 
Чёрные бушлаты, серые шинели,
Семечки и маты, правда - в револьвере.
Прикатили в бричке. На подворье - шасть!
Им ли до приличий? Власть - она есть власть!
Тащит и увозит со двора "комбед"...
И лежит в навозе спеленатый дед.
Всё семейство Чмеля брошено на мель.
"Гопником" Емелей раскулачен Чмель!
Отвезут втихую и черкнут:
- В расход!
На дворе психует тридцать первый год.
 
Репрессированы в 1931 году:
 
Чмелев Денис Дементьевич
Чмелев Игнат Денисович
Чмелев Григорий Игнатьевич -1926 года
Чмелева Ольга Антоновна -1923 года
Чмелева Наталья Николаевна
Чмелева Зинаида Игнатьевна -1925 года
Чмелева Ефросинья Игнатьевна -1927 года
 
По постановлению общего собрания бедноты и колхозников
высланы в Свердловскую область. Реабилитированы в 1995 -1997 годах.
Имена других репрессированных жителей деревни уточняются.
 
 
1941 год. Отступление
 
(«Планомерное, на заранее подготовленные…»)
 
Бегут разуты и раздеты,
бросают танки и патроны,
"непобедимые" Советы,
поближе к сталинскому трону.
Бегут поротно и повзводно
лесами, балками, оврагом…
А рядом "чешут" неохотно
былая Доблесть и Отвага.
Бегут остатки батальонов,
(толпа бэпэ и коммунистов)
эНКаВэДэшных нет заслонов -
вприпрыжку мчаться можно быстро.
И только те, кто не бежали,
держали натиск немцев прочно -
Уже в сырой земле лежали
и удобряли кровью почву.
Не ради смерти - жизни ради,
намазав пятки дегтем, перцем…
галопом мчались эти б...(дяди),
оставив всё на милость немцев.
 
Бой
 
Вторые сутки лезут фрицы-суки,
вторые сутки сеют смерть и зло,
вторые сутки судорогой руки
от постоянных штыковых свело.
Вторые сутки ни горбушки хлеба,
вторые сутки ни глотка воды...
Горит деревня, и земля, и небо -
вторые сутки всё в тисках беды.
Уже не встать картофельному полю,
пшеничному не встать и полю ржи...
Поля сегодня напоили вволю, -
Скользят в низины красные ужи.
А на нейтральной раненые стонут:
- Добейте, братцы, нету мочи жить!
Добили бы, да кончились патроны...
А кто потом вас станет хоронить?
Нет времени. Команд нет похоронных
убитых собирать,- кругом враги!
Кружат над полем чёрные вороны,
и нарезают ястребы круги.
И тошнотворно-сладковатый запах
над полем боя мечется везде.
Те, кто спешил ещё вчера на запад, -
ничком лежат в глубокой борозде.
Смерть развернула скатерть-самобранку.
Усталый Бой откушал и затих...
Попробуй, повоюй-ка против танка,
когда одна винтовка на троих!?
Солдат согласен воевать без хлеба.
Без обуви пойдет на марш-бросок...
Но без винтовки - путь прямой на небо.
И только единицам - на восток.
 
Локотская республика
 
Чтоб не ёкало сердечко -
бюсты в речку, флаги в печку,
На шашлык скорей овечку,
в кут* иконку, рядом свечку.
Хлеб и соль на рушнике**,
дифирамб на языке.
Так встречают иноземцев;
венгров, австрияков, немцев.
Наливают полны чаши -
пейте вдоволь, друзе наши!
Во хмелю мужик неистов:
- Бей жидов и коммунистов!
А «усатому грузину» -
пару кольев - в зад и в спину!
Крест целуют и икону…
Слава ополченцам РОНА!***
 
кут*- угол для икон.
рушник**- полотенце
РОНА*** - русская освободительная народная армия (29 гренадерская дивизия СС Б.В.Каминского)
 
Оккупация
 
Очередным дождем Природа плакала,
деревню заслоняя от беды
раскисшими дорогами-этапами.
Эх! Знать бы ей, как мало в том нужды.
Эх! Знать бы ей, какие эти пришлые
на технике, в обличии людей.
Добро чужое им совсем не лишнее,
прислужникам, нацистам всех мастей.
Смотри! Идут, рисуясь автоматами.
От этих не укроешься нигде…
Российские рассветы и закаты им -
как прыщ на попе, волосок в еде.
За ними все разбито и разрушено.
Им даже плюнуть некому вдогон.
Все подчистую выпито и скушано;
Все млеко, яйки, шпик и самогон…
Двадцатый век! И эти на планете,
охочие до жирного куска…
Для них забава – маленькие дети,
отнятые от женского соска.
Они всесильны и, конечно, могут
плеснуть свинцом в затылок и висок,
Спокойно взять ребеночка за ногу …
…на штык, иль головой о колесо…
Детей "прищучить" голыми руками
способен даже хлипкий идиот.
Сложней вопрос, что делать с мужиками,
с голодными, где каждый смотрит в рот?
Мужик вдвойне опасен, коль не пьяный!
(У пьяного - смятение в душе…)
Вокруг – леса, и мнятся партизаны,
а это не спокойствие уже.
И полицай, на рукаве повязка
с заглавными и четкими РОНА,
Намалевал картину в мрачных красках: -
«На пепелище голая Страна!»
 
Лихолетье
 
Просвета нет, и нет конца войне.
Нас семеро на печке и по лавкам.
«Тошнотики»* - вся пища и добавка -
без них голодным тяжелей вдвойне.
Картошку мерзлую опухшими руками
копать заставила голодная тоска.
Прошёл фашист на «мессере», над нами,
как мерин - ржёт и крутит у виска...
Ему бы полоснуть из пулемёта,
но впереди идет тяжёлый бой.
А мы копаем до кровавой рвоты,
чтобы прожить ещё хоть день, другой...
Ночами сны: приклады долбят в спину,
едят чужие скромный наш обед…
Проснешься, в темноту глаза «разинув»,
И понимаешь: всё - голодный бред.
 
«Тошнотики»* - лепешки из мерзлой (гнилой) картошки с добавками (крапива, лебеда и т. д.)
 
Последний сентябрь
 
Сухой сентябрь почти наполовину
траву и листья в желтизну одел.
…А по оврагу гонят, как скотину,
на «митинг» больше сотни потных тел.
Остыли дома миски с постным супом -
хозяев ждёт нетронутый обед.
Бывает Смерть случайной, реже - глупой…
Зачем ты побежал за нею, дед?
Кто надоумил? Или сам, нарочно?
(почти босым, без куртки и очков)
…Там пулемёты и прицелы точны,
что значит - без задорин и сучков…
Куда спешил? Кто гнал тебя из хаты?
(людей уже погнали на убой)
Заткните уши! Это вопли, маты,
проклятия, предсмертный вой…-
Так перекрёстным крестят и гранатой,
кинжалом добивают, кто живой.
- - - - - - - - - - - - - - - - -
Уходят двое из-под пулеметов,
из "кругового" рвутся за "флажки".
Один петляет к лесу - там болота!
Другому - пуля вынесла кишки.
Несчастного прикончили кинжалом,
отволокли к расстрелянным в овраг.
Везучий прытким был и добежал он...
Спасибо, лес! В лесу бессилен враг.
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _
 
Им так хотелось жить на белом свете,
не кланяться холуйски сволочне...
 
...в живых ещё один остался, третий...
Укрывшийся в коряжнике, в ручье.
 
 
 
Расчёты
 
Расчёты вели на "отлично"!
(дымят пулемётные "рыла")
На красно-бордово-кирпичном,
(на бывшем зелёном настиле)
В агонии корчатся люди...
...здесь шнапс и закуска на блюде.
Откушай, пока неподсуден,
"пупок" человеческих судеб!
Дымят пулемётные рыла...
Но пакостно им иль постыло?
А, может, хотят с жизнью счёты?
Пока что расчётам зачёты!
 
Гапа (Агафья)
 
Только тени торчащих труб
да зола, что разносит ветер...
...Мой сыночек! Ты был мне люб
и дороже всего на свете!
Молодая, бредет одна
за деревню, где трупов горы.
Только спутницей ей - луна
да скелеты былых заборов.
Ни жена теперь и не мать.
Вся седая, одежда - в клочья!
Ей бы сына домой забрать,
отыскать - средь убитых - ночью.
Чтобы Смерти в лицо смотреть -
ничего не бывает хуже...
Ей бы только найти суметь
и проститься с любимым мужем.
Не тревожь ей, слеза, глаза!
Дай ей силу мужскую, Боже!
Ей бы только потом назад
возвратиться с тяжелой ношей.
И обмыть, и похоронить
в огороде сыночка тело...
...обрывается жизни нить.
Часовой не скучал без дела.
 
И молодой, и в возрасте преклонном -
остановись!(куда бы ни спешил!).
И поклонись, и вспомни поимённо
всех, кто безвинно голову сложил!
 
Бакушин Игнат Лукьянович
Бакушин Минна Игнатьевич
Белоножко Евдоким Павлович
Бакушин Иван Игнатьевич
Бакушин Максим Тимофеевич
Бакушин Иван Максимович
Бакушин Тимофей Данилович
Борлов Михаил Федорович
Бакушин Михаил Игнатьевич
Белоножко Василий Павлович
Гирлин Антон Михайлович
Гирлин Михаил Прокопович
Гирлин Прокоп Емельянович
Гирлин Николай Прокопович
Гирлин Семен Павлович
Гирлин Петр Михайлович
Гирлин Петр Дмитриевич
Гирлин Григорий Иванович
Глистов Виталий Семенович
Гирлин Кирилл Дмитриевич
Ермоченко Егор Ефимович
Коваленко Иван Яковлевич (племянник моей бабушки Анны)
Котиков Антон Константинович
Кострома Петр Иванович
Кострома Корней Акимович
Котиков Павел Иванович
Коваленко Тимофей Данилович
Коваленко Малей Трофимович
Лягомов Иван Николаевич
Лупик Михаил Михайлович
Метлицкий Петр Петрович
Мищенко Петр Герасимович
Мищенко Степан Ефимович
Мищенко Василий Андреевич
Метлицкий Петр Иванович
Метлицкий Григорий Григорьевич
Метлицкий Алексей Васильевич
Мищенко Константин Васильевич
Мищенко Павел Константинович
Метлицкий Дмитрий Евдокимович
Метлицкий Николай Дмитриевич
Метлицкий Иван Матвеевич
Метлицкий Василий Григорьевич
Метлицкий Василий Алексеевич
Мищенко Алексей Николаевич
Мищенко Дмитрий Игнатьевич
Нужный Михаил Ильич
Нужный Семен Дмитриевич
Нужный Иван Григорьевич
Нужный Митрофан Григорьевич
Нужный Митрофан Климович
Нужный Пантелей Григорьевич
Нужный Владимир Дмитриевич
Прокопенко Павел Кириллович
Прокопенко Егор Павлович
Прокопенко Максим Павлович
Прокопенко Василий Филиппович
Прокопенко Василий Сергеевич
Прокопенко Василий Григорьевич
Понамарев Федор Иванович
Понамарев Михаил Егорович
Пантелеев Егор Дмитриевич
Пантелеев Алексей Михайлович
Пантелеев Григорий Семенович
Пантелеев Иван Иванович
Сытой Михаил Митрофанович
Сытой Петр Николаевич(мой дед)
Сытой Михаил Андреевич
Станаев Федор Васильевич
Станаев Михаил Васильевич
Сысоев Дмитрий Егорович
Сысоев Михаил Дмитриевич
Сысоев Иван Степанович
Терешкин Семен Филиппович
Терешкин Николай Семенович
Терешкин Игнат Корнеевич
Терешкин Василий Михайлович
Терешкин Иван Семенович
Терешкин Михаил Филиппович
Терешкин Василий Филиппович
Терешкин Григорий Павлович
Терешкин Алексей Александрович
Цвилев Семен Андреевич
Цвилев Александр Семенович
Цвилев Яков Никитич
Цвилев Алексей Васильевич
Цвилев Иван Максимович
Цвилев Василий Иванович
Цвилев Павел Андреевич
Чюбанов Иван Матвеевич
Ширкин Даниил Павлович
Ширкин Тимофей Григорьевич
Ширкин Григорий Яковлевич
 
Среди расстрелянных есть жители из других населенных пунктов, их имена неизвестны. Согласно сведениям тех лет, в братской могиле покоятся 126 человек.
 
До этого, 6 октября 1941 года, расстреляно 11 человек:
 
Прокопенко Прокофий Ефимович -65 лет
Ширкина Анастасия Тимофеевна -42 года
Прокопенко Григорий Сергеевич -67 лет
Метлицкий Григорий Евдокимович -63 года
Метлицкая Ольга -63 года
Метлицкая Елизавета Никитична -30 лет
Метлицкая Александра Васильевна -8 лет
Метлицкая Нина -2 месяца
Гирлина Анастасия Ивановна -60 лет
Спелая Анна Захаровна -19 лет
Метлицкий Петр Евдокимович -70 лет
 
Умирает деревня
 
Умирает Карбовка,- прогнозы плохи.
Зарастают тропинки, дороги.
Все поля во владении буйной ольхи.
И пейзаж дополняют убогий
два десятка давно заколоченных изб
(обветшали, обрушились крыши).
Не добрался сюда развитой коммунизм,
капитал - тоже рылом не вышел.
На убожество жизни закрою глаза.
С чем сравнить это: с раем иль адом?
Здесь, на братской могиле, скупая слеза.
И ручей, без названия, рядом.
По колено трава между мраморных плит -
норовят во единое слиться.
Отчего моё сердце так сильно болит?
Знать, не может с разрухой смириться...
 
24.04.2015 года, д.Карбовка, Погарский район, Брянская область - присвоен статус "Деревня партизанской славы".