Корзун Светлана


Как мы в Сент-Китс эмигрировали (2012 год)

 
6 ноя в 22:01
КАК МЫ В СЕНТ-КИТС ЭМИГРИРОВАЛИ (2012)
"Из Записок Чукчи на полях жизни или шабашка для психиатра"
 
Со мною вот что происходит...
А, собственно, что происходит?! Да в том-то и дело, что ничего!
В отличие от курортной системы «всё включено», моя родная система «всё выключено» работает чётко и, что особенно прискорбно, без сбоев.
 
- Давно скорбим?
Подруга наполнила две стопки «по рисочку», закрутила пробку «чтоб не выдохлось» и тяжёлой от перстней, браслетов и водянки рукой поставила принесённую бутылку на стол.
Интересно, как она определяет, что мне опять "пусто"? И ведь, что удивительно, ни разу не ошиблась - со своим сорокоградусным спасательным кругом в добрые времена ни разу не приходила.
- Я сирота, - говорю жалобно-жалобно и тихо-тихо. - Круглая, - добавляю шёпотом и скорбно опускаю голову.
 
Взгляд ложится на чуть вздрагивающую поверхность в стопке, и по спине пробегают "шёкотные" мурашки.
- Окстись! - фыркает подруга и пододвигает ко мне стопку. - Да у тебя родни, что конь натрахал! Сама жаловалась, что только на подарки годовой бюджет Лин... Лит... Тьфу ты! Ну, и названьице! Лих-тен-штейна уходит! Давай выпьем, а то у меня язык заплетается.
 
Мы выпили.
- Ну... Начинай плакать. Мне сегодня домой - кровь из носа - до двенадцати надо.
 
- У меня душа сиротская, - мямлю и для убедительности шмыгаю носом. - Никому до неё нет дела. Все мимо бегут... А она... ёжится озябшим ивовым прутиком на декабрьском ветру...
- У-у-ууу... Сиё надолго.
 
Подруга открутила башку бутылке и налила в стопки по-полной. Не дожидаясь меня и не предлагая разделить действо, выпила залпом.
 
- Ты... это... давай только без своих литературных протуберанцев.
- Протуберанцы - это вспышки на солнце.
- Вот и я говорю - давай без отклонений. Сопли вытру, а слушать про сюжетные линии и фабулы - уволь.
- Хорошо, - сказала я.
И задумалась.
- Что хорошо? - переспросила подруга, прерывая затянувшуюся паузу.
- Тогда у меня всё хорошо.
- Тогда выпьем, что у нас всё хорошо.
 
И она наполнила свою стопку.
 
- Не настолько, - сказала я.
Но выпила. Быстро. Испугалась, что подруга опять меня в компанию не пригласит .
- Вот, уже не настолько и плохо, - хихикнула подруга и посмотрела на часы. - Так, давай по-быстрому: кроме того, что ты писатель-гофно, что тебя ещё беспокоит?! Только быстро - мне к двенадцати домой!
- Ну... беспокоит... ну...
- Я сказала - быстро!
- Страна тяжело живёт! - выпалила я первое, что пришло в голову.
 
- Да... Тут я с тобой согласна!
 
Подруга сомкнула брови и наклонила голову, как думцы, когда, не зная слов, гимн "под камерами" поют. Пару минут она кивала в такт каким-то своим мыслям.
 
- Так! Выпьем за народ! - неожиданно прервала она паузу. - Мне к двенадцати домой.
 
Я понюхала бутерброд с огурцом и... неожиданно пожаловалась на то, о чём полгода назад и думать забыла:
- А ещё на Маруську учительница по ИЗО накричала. За то, что Маня домашнее задание по рисованию не взяла, когда мы её в деревню "отпросили".
- Это отдельно! Сейчас выпьем за страну профуканную.
 
Чокаться и закусывать не стали. Помолчали, как на поминках.
 
- Да... Если в целом плохо, то плохо и в частности, - заплетающимся языком озвучила я, как мне показалось, весьма философскую мысль. - Вот скажи мне: клоун - это хорошо? А-а! Это, смотря какой клоун! Вчера в кинотеатре перед сеансом стал мальчик молоденький в костюме клоуна для детей конкурс проводить. А уборщица как заорёт: «Я тебя ждать не буду! Я пол буду мыть!» Клоун уборщицу испугался, заторопился, кричит детям: «Давайте другой конкурс проведём! Посмотрим, кто быстрее всех бегает! Бежим в зал!»
 
Я перевела дух и поискала глазами, чем промочить пересохшее горло. Подруга, перехватив взгляд, чокнулась стопками и одну сунула мне в руку:
- Неотев... неотвев... не-от-вле-кайся!
 
Я... кажется... выпила.
- В результате один мальчик так быстро по намытому побежал, что поскользнулся и упал. И заплакал. И все родители и клоун стали его жалеть - жалеть и обещать подарки. Тогда и остальные дети заплакали. И я тоже.
- А ты-то чего?
- Я не могу, когда дети плачут.
- За детей!
 
Мы выпили за то, что дети у нас в стране умные и правильные, а страна - нет.
 
Подруга развалилась в кресле. Она уже не хмурила брови, но, как после выяснилось, о несчастной и неправильной стране думать не переставала.
 
- Нам надо уехать отсюда, - сказала она.
Я не поняла и переспросила:
- В деревню?
- В другую страну. Нашей столько пенсионеров не прокормить.
- Ты чего?! Мы же ещё не пенсионеры!
- Надо заранее принять решение и начать действовать. А то ругаться ругаемся, а для страны ничего не делаем. Если все пенсионеры уедут - она выкарабкается! У тебя интернет есть?
- Тебе зачем? Тебе же к двенадцати домой!
- Да погоди ты! Здесь такие дела. Пошли страну выбирать! Только выпьем сначала.
 
Мы сидели перед компьютером и пялились на страницу с заголовком «самые маленькие государства».
- А зачем нам самые маленькие?
Подруга посмотрела на меня, как на сумашедшую, но ответила:
- Порядка больше. Наша вон какая огромная - и что?! Где порядок? Военные воруют, прокуроры воруют, а тут ещё мы...
Подруга сняла с меня очки и почти ткнулась лицом в монитор:
- Вот! Сент-Китс нам подходит. Смотри, как красиво!
Картинка расплывалась, но потому, как низ экрана был окрашен в голубой цвет, я догадалась - там море.
- Подходит из-за моря?
- Нет. Тут написано, что местных всего сорок «тыщь». Поехали! Они нам обрадуются - новая волна.
- А я волну не вижу. И государства этого не вижу. У меня вообще перед глазами всё плывёт.
- Тебе плохо?
- Нет.
- Вот и хорошо! Раз уже не плохо - тогда я домой. И это... напиши мне на бумажку куда мы эмми... имми... короче, куда переезжаем.
 
Утром следующего дня... Погорячилась. Вечером следующего дня, когда похмелье сдалось и уступило место тупой головной боли, я вспомнила про вчерашнюю эмиграцию. Интересно, мне приснилось это затерянное в безбрежных водах несчастное крохотное государство, или оно и правда существует?
Я с трудом добралась до компьютера и открыла «ранее просмотренные страницы». Чуть пониже манящих пейзажей островного государства Сент-Китс - оказывается, оно мне не приснилось - красовалась надпись: «Программа получения гражданства предусматривает либо приобретение недвижимость стоимостью не менее четырёхсот тысяч долларов, не включая государственные сборы другие сборы и налоги, либо взнос в фонд общественной благотворительности в размере двести пятьдесят тысяч долларов».
Эх...
Прощай моя очередная несбывшаяся мечта... и Пенсионный фонд тоже извини.
 
ПС: подруга позвонила поздно вечером. Спросила, как дела. Я испугалась и поспешила заверить, что у меня всё хорошо. А ведь и правда не плохо.
ПС2: ... чего не скажешь про Пенсионный фонд. Бедненькие...
 
© Copyright: Корзун Светлана, 2012
Свидетельство о публикации №212122600868