Перцевая Людмила


Думаю, Триест меня не помнит

 
27 июн в 21:10Думаю, Триест  меня не помнит
. - А я его точно не забуду.
Наша экскурсия с полуострова Истрия в этот итальянский городок началась с морского путешествия. Пока я благодушествовала, обзирая дивные виды, вся группа единодушно сговорилась посвятить этот день шопингу. Благо, в этом городе магазины отличные, туристической толчеи подобно той, что наблюдается в других более крупных городах Италии, нет, и скидки на таможне обещаны. Коллектив как всегда оказался прав, магазины были действительно отличными и товары первоклассными. Но я не могла отказать себе в удовольствии побродить по городу. Уже на набережной было видно, какая это жемчужина Адриатического побережья! Так я осталась в одиночестве и без экскурсовода. Теперь уверена, что в тот жаркий денек мне сильно повезло. Я отправилась открывать неизвестную республику по карте, и никто мне не мешал длительными остановками на исторические экскурсы, никто не торопил завершить осмотр панорамы поскорее - я могла жить и наслаждаться открытиями в своем ритме.
Это было незабываемое путешествие! Я разматывала клубок узких улочек, поднимаясь все выше и выше, потому что Триест расположен на горе. С вершины горы на побережье Триестского залива Адриатического моря великолепный вид: город, со всех сторон окруженный белыми карстовыми скалами, как на ладони купола храмов, башни, красные черепичные кровли и величественные скульптуры. Так сначала сверху, с высоты птичьего полета, я увидела купола прекрасного храма в классическом стиле Сант-Антонио Нуово, и шла к нему кварталами Борго Терезиано – улицами несказанной красоты.
Но прежде я обошла все, что было на вершине исторического холма. Самая главная достопримечательность - это собор Сан-Джусто, архитектурный и исторический символ Триеста. Эта крепость четырнадцатого века с церковью и звонницей и сегодня выглядит мощной и неприступной. Вокруг на обозрение туристов выставлены остатки архитектурного великолепия более ранних построек, возвышается групповая скульптура античных героев. Все поросло травкой, залито солнцем и ...тишиной. В Сан-Джусто хранится коллекция старинного оружия, я с удовольствием познакомилась и с небольшим собранием полотен старых мастеров.
Надо сразу заметить, что город этот насчитывает в своей истории не менее двух тысяч лет. Во всяком случае, чашу античного театра археологи относят к временам римского влияния, примерно 100-й год с рождества Христова. Каменные ступени полукружьем обнимают красно песчаную сцену и владычествуют на ней лишь дикие кошки самого разбойничьего независимого вида. Отполированы веками мостовые узких улочек, сверкающие, как каменный паркет. Несколько раз эти улочки заводили меня в тупик: то в подъезд жилого дома, то к нише с изваянием Пресвятой Девы Марии. А вот в православном храме Сан-Спиридоне я поклонилась старинным иконам – их здесь не меньше сотни.
Центр города с прямыми шикарными проспектами, домами классической архитектуры недвусмысленно говорит, что это – не глухая провинция, а столичный город. Здесь задавали тон богатые люди, прошли через город большие деньги.
Так оно и было: в тринадцатом веке в Триесте, так же как в Венеции, существовала свободная республика на основе самоуправления. Вообще жители этого чудесного порта все время воевали против оккупантов, которым страсть как хотелось завладеть выходом к морю, торговым путям. В древности город был римской колонией. В 5-9 веках его завоевывали остготы, Византия, франки, лангобарды, для всех Триест был лакомым куском. С середины десятого века владыками Триеста стали епископы, но в 11-м там возникла коммуна, которая непрерывно бунтовала против епископов, и в 13 веке Триест объявил себя, наконец, свободной республикой. Это был крупный по тем временам торговый центр, и, конечно, очень быстро нашлись новые хозяева: им завладела Венеция. А в 1382 году Триест захватили австрияки Габсбурги.
Именно с тех времен, благодаря императрице Марии Терезии здесь и появились прямые улицы и проспекты, кварталы прекрасной архитектуры вдоль Большого канала. Ведь Триест был для Австрийской империи морскими воротами в Адриатику, к большим торговым путям.
В восемнадцатом веке Триест снова добился статуса вольного города, пока его не захватили французы. В состав Италии Триест вошел после первой мировой войны. А дальше волнами прошли через Триест хищники фашистской Германии, освободители из Югославии, оккупационные англо-американские войска. Ну и, разумеется, не утихала вокруг Триеста дипломатическая война, и по принципу «Так не доставайся же ты никому!» Триест опять объявили вольным городом. Воля его продолжалась с 1947 года по 1954-й, а после этого порт опять отошел Италии. Но прилегающие земли, почти вся его область – Югославии.
Напоминают об этой ожесточенной борьбе Триеста с захватчиками всех национальностей лишь памятники (Выходящий из воды на берег партизан со знаменем – вообще уникальная скульптура), да храмы – и католических, и православных христиан.
Сегодня это очень тихий, сонный городок, в котором проживает около 300 тысяч жителей. Правда, случаются здесь массовые гуляния и спортивные страсти. Так во второе воскресенье октября в Триестском заливе проходит гонка парусников всех классов и видов. А в мае через Триест прокатывается Европейский марафон бегунов. В начале ноября здесь организуют большую шумную ярмарку, и все близлежащие регионы Италии принимают в ней участие. Да и в обычные дни город играет всеми красками жизни. Молодежь любит гонять здесь на мотоциклах и на мотороллерах (как, к примеру, и в Неаполе, и в Риме), старики сидят на бульварах в кафе и видно, что для них время уже остановилось, и не в самый худой час.
Я тоже посидела в кафе, сначала выпила чай со льдом (все-таки в августе здесь жарко!), потом спросила лазанью и чашечку кофе. Необыкновенно приятно было смотреть на посетителей кафе, раскованных, смеющихся, болтающих итальянок, да и готовят в этом кафе совсем неплохо. Красивый город, красивые люди!
Вернувшись домой, я с удовольствием раскладывали свои фотографии и вела познавательное расследование: а это что за храм, а скульптура Джузеппе Верди почему в Триесте? Ну, понятно, оперы Верди «Набукко» и «Ломбардцы в крестовом походе» проникнутые героико-патриотическим пафосом, встречали восторженный прием в Италии, которая боролась против австрийских поработителей. Верди – их герой, он здесь выступал.
И так путешествие мое повторилось, но теперь уже по книгам, альбомам и монографиям, которые Триесту посвящаются не так щедро, как, к примеру, Венеции или Флоренции. Но зато внутри тепло угнездилась мысль, что этот не самый шумный и популярный туристический центр - мой город, обжитой самостоятельно и с наслаждением.Когда захочу - тогда и вернусь! По воспоминаниям много позже родились стихи:
ДОРОГА К ХРАМУ
...Театр. И замерло тут время.
На выщербленных
каменных ступенях
Кот дремлет -
Тоже, видно, древний,
От уха драного и до хвоста.
А сцена оглушительно пуста...
 
Жарою истомлен от центра до окраин
Безмолвный город-улей...
Все выше в гору поднимаюсь
Я лабиринтом узких улиц.
Колонны, ряд кариатид,
Но кто туриста просветит?..
- Я чутко тишине внимаю...
 
Вершина. Выжженной травой
Увиты камни, капитель с резьбой,
Храм - нерушим. Он здесь,
поближе к Богу,
И нет нужды указывать
дорогу!
 
...День выпит весь, до донца,
И тишина окрест.
Безумный в море тонет
купол солнца.
Сто лет назад. Италия. Триест.