Ларионов Михаил


Предисловие В. Кудрявцева к выходу потрясающей антологии "1001 поэтесса Серебряного века".

 
5 апр в 17:21
В издательстве "Престиж Бук" выходит замечательный трёхтомник поэзии.
Предисловие к нему выкладываю, очень интересная и давно ожидаемая новинка.
---------------------------------------------------------------
 
 
ДОЛОГ ПУТЬ ОТ СТРОК К НАДМЕННОЙ СЛАВЕ…
 
Конечно, прошлое не сбудется,
А будущее не вернется.
Н. Рот-Левинская
 
Когда сто лет назад, в 1918 году, в Киеве вышел из печати кол-
лективный сборник «Бабье лето», включавший в себя в том числе
стихотворения двух начинающих поэтесс, тогдашний критик едко
заметил: «Курица не птица, женщина не поэт. Какое лето, такие
и стихи…»
 
А нам, признаться, нравится название, на котором остановили
свой выбор Е. Козина, Е. Трощенко и их спутники. Ведь бабье ле-
то – это нечто теплое, нежное и вместе с тем уходящее, прощальное.
Последняя капля чистого неба, солнца, надежды… Да, не так ярко,
не так выразительно, однако сколько легкой грусти и мягкого све-
та, сколько щедрости в этом увядании накануне осеннего ненастья
и зимней стужи. Пройдет совсем немного времени и удушат-таки
большевистские морозы поэзию Серебряного века, пустят на распыл
многих ее творцов.
Трудные, зачастую трагические судьбы выпали и на долю боль-
шинства поэтесс, включенных в настоящую антологию, ставших не
только свидетелями, но и непосредственными участниками гранди-
озных мировых событий XX века. Одни умерли или были убиты
совсем молодыми, не достигнув и 30-летнего возраста (М. Таиро-
ва, В. Келер, Е. Дьяконова, А. Мамина, О. Розанова, Т. Ефименко,
Н. Сац, Л. Рейснер, Н. Поплавская, В. Хлебникова, Е. Кранцфельд,
Э. Буржинская, Т. Осипова, М. Монина, Н. Завадская…). Другие
 
покончили жизнь самоубийством – застрелились, повесились, от-
равились, сожгли себя заживо, утопились, выбросились из окна
(С. Хренкова, Н. Львова, Е. Левина-Сысоева, С. Караскевич-Ющен-
ко, А. Чеботаревская, А. Панкеева, М. Цветаева, А. Мар, О. Ваксель,
Е. Кранцфельд, Н. Заборская, З. Готгард, Е. Харазова, О. Худякова,
О. Тельтофт, Е. Базилевская, И. Михайловская…). Третьи сгинули
в Архипелаге ГУЛАГ (О. Циммерман, Е. Феррари, Е. Маркон, Л. За-
щук, О. Протопопова, Ю. Райтлер, Мученица Татиана, Н. Брюл-
лова-Шаскольская, М. Карамзина, А. Платонова, Н. Аркадина,
Т. Соколова, В. Гордина-Розанова…) и в фашистских застенках
(Р. Блох, Е. Кузьмина-Караваева, С. Шлифштейн, А. Скрябина,
В. Дыдзюль…). Четвертые (имя им легион) сполна вкусили горький
хлеб чужбины. Сотни остальных, рассеявшись после октябрьско-
го переворота по городам и весям нашей необъятной, охваченной
Гражданской войной страны, сначала вместе со всеми голодали,
мерзли, яростно дискутировали на бесчисленных поэтических вече-
рах и диспутах (помните слова Н. Евреинова: «Россия раскололась
на Ахматовых и Барковых»?), позже старались как-то приспосо-
биться к суровым требованиям победившего соцреализма, писали
в стол, а чаще и вовсе предавали мечту своей юности, находя более
спокойный род занятий…
Едва ли не о каждой из этих поэтесс можно было бы написать
увлекательный роман, снять кинофильм. Вот только сейчас, спустя
столетие, восстановить (даже пунктирно) биографии многих из них
очень и очень сложно, тем более сказать, где упокоился их прах.
Остается надеяться, что антология «1001 поэтесса Серебряного ве-
ка» станет достойным венком всем им: талантливым и не очень,
знаменитым и безвестным, даже тем, от кого остались всего-навсего
яркий псевдоним, курьезная строчка, пожелтевшая фотография…
Конечно, составитель отдает себе отчет, что далеко не всех ав-
торов, включенных в антологию, можно назвать поэтами, да и са-
ма четырехзначная цифра, вынесенная в название книги, весьма
условна. Главная идея состояла в том, чтобы собрать под одной
обложкой не только звезд первой величины Серебряного века (кто
их не знает), но и представить как можно подробнее поэтический
фон рассматриваемой эпохи, более того, дать характерные образцы
и массовой, дилетантской, если хотите, поэзии. Ведь даже среди
подобных опытов встречаются порою поразительные находки, про-
зрения, параллели со стихами более талантливых современников.
Авторы в антологии расположены, насколько это было воз-
можно установить, по хронологическому принципу. Его нарушение
обусловлено тем, что отдельные биографические сведения стали
известны составителю после того, как антология была практически
готова к печати. Временные границы представленного в книге пе-
риода русской поэзии охватывают, по мнению составителя, 1890–
1930-е годы. Значительное их расширение произошло в первую
очередь за счет поэтесс Русского Зарубежья, которые много дольше
могли позволить себе писать в русле поэтики Серебряного века, не
испытывая постоянного идеологического и тем более физического
давления со стороны государства (их коллеги, работавшие в Совет-
ской России, представлены, как правило, текстами, написанными
не позднее 1929 года).
Притом что полный вариант антологии включает в себя полторы
тысячи авторов, стихотворения ряда поэтесс, к сожалению, так и не
удалось отыскать. Назовем лишь некоторых из них. Елена Нико-
лаева, входившая в группу ничевоков. Мало кто слышал это имя,
а уж книгу-эфемериду «Змеиные крыльца», похоже, не видел никто.
Валентина Собберей, дочь владельца лучшего книжного магазина
в Ташкенте М. Ф. Собберея, автор сценариев первых немых кино-
лент Узгоскино и рукописного сборника стихов, хранившегося в со-
брании М. С. Лесмана. Раиса Левина, харбинская поэтесса, издавшая
в 1925 году сборник «Черный камень», позже репрессированная,
фигурантка известного по дневникам Корнея Чуковского «дела Сах-
нина». Остались за пределами антологии и тексты из авторских
сборников Э. Крель, П. Капковой, А. Кастрюлиной, А. Горчаковой
(Кось-Кнаегорский), С. Полевой, О. Вильде, Е. Кубаровской-По-
ливановой, Лид. Шаховской, О. Красуской, Е. Унковской-Веселов-
ской, Т. Беляковой, Н. Волконской, Е. Акашевой, Е. Дарем, Э. Аренс,
Н. Балабан, Л. Солнцевой, Ю. Шуйской-Губка, А. Фишер… а так-
же стихотворения А. Саксаганской, М. Толмачевой, Е. Малкиной,
Ю. Маковской, Е. Корыхаловой, О. Марсанидзе, М. Мощинской,
Е. Орловой, К. Богуславской, Зины В., М. Измайловой, Е. Мичури-
ной, Н. Тиц, А. Костенской, Е. Багриновской, Е. Слуцкой, Н. Ватель,
Н. Натан-Горской, Ю. Сазоновой-Слонимской, Н. Хлебниковой... из
коллективных сборников, периодических изданий, архивов.
Вряд ли стоит рассчитывать на то, что среди этих поэтесс обна-
ружатся по-настоящему талантливые авторы, хотя впервые опубликованные
в постсоветское время стихотворения Э. Буржинской
и А. Панкеевой, Н. Рот-Левинской и Н. Пресман… говорят об об-
ратном, – нас еще могут ждать интересные открытия.
Когда 20 лет назад появилась антология «100 поэтесс Сере-
бряного века», подготовленная М. Гаспаровым, Т. Никольской
и О. Кушлиной, для абсолютного большинства читателей это стало
настоящим откровением, – мало кто догадывался о существова-
нии огромного неизведанного материка, имя которому женская
поэзия. С выходом в свет настоящей антологии поэтическая terra
incognita увеличила свою площадь настолько, что для ее изучения
не хватит и тысячи шехерезадовых дней и ночей. Действительно,
в 1900–1910-е годы с ростом общей грамотности населения, зна-
чительным улучшением экономической ситуации в стране число
пишущих людей росло как на дрожжах. «…Стихи можно отныне
мерить фунтами и пудами. Стихи отныне подвозят к столицам
на подводах, наравне со всякой прочей живностью…» – писал
в 1908 году Александр Блок. Старались не отставать от поэ-
тов-мужчин и представительницы прекрасной половины челове-
чества, многие из которых, активно включившись в феминистское
движение в России, уже попробовали примерить на себя костюм
«новой Евы». По канонам, заданным З. Гиппиус, А. Ахматовой,
М. Цветаевой, а чаще – без всяких канонов писали тысячи и ты-
сячи российских Сафо: сельские учительницы и столичные док-
тора, купчихи и крестьянки, гимназистки и телеграфные барышни,
монахини и фрейлины Императорского двора, актрисы и худож-
ницы, террористки и бойцы Добровольческой армии, семилет-
ние девчушки и убеленные сединой политзаключенные, «синие
чулки» и любовницы великих поэтов эпохи, обладатели так и не
раскрытых псевдонимов и потомки славных поэтических фамилий:
Баратынская, Капнист, Мятлева, Случевская… А сколько среди них
было женщин, о которых с полным правом можно было сказать:
первая или одна из первых в России, а то и в мире. Первая женщи-
на-аэролог (Т. Кладо), архитектор (К. Половцева), микробиолог
(Л. Горовиц), хирург (С. Гедройц), археолог (Е. Клетнова), под-
полковник Разведывательного управления РККА (Е. Феррари),
первая поэтесса, награжденная Георгиевским крестом (Е. Мине-
ева-Татищева), и даже… первая женщина, повешенная в XX веке
(З. Коноплянникова, застрелившая царского генерала Г. Мина)…
Представительницы самых разных социальных групп, националь-
ностей, вероисповеданий, они даже называли себя по-разному:
Я и в предсмертной икоте останусь поэтом!.. (М. Цветаева);
Я – только поэтка… (Н. Львова);
Я маленькая поэтесса с огромным бантом… (И. Одоевцева);
Я славшейшая всех поэтессин… (Н. Хабиас).
Говоря об антологии, нельзя не отметить, что впервые, в рам-
ках одного издательского проекта, читатели могут познакомиться
со столь обширным портретным рядом поэтесс Серебряного века.
Сколько прекрасных, одухотворенных лиц, какое разнообразие при-
чесок, одежд, головных уборов: настоящая фотогалерея славной,
трагической, ушедшей, увы, эпохи.
Последними ее свидетелями были, пожалуй, Ирина Куни-
на, Ларисса Андерсен и Елена Калабина, перешагнувшие порог
XXI века и окончившие земной путь в 102 года, 101 год и 98 лет
соответственно. Вообще, надо сказать, среди наших героинь немалое
число долгожительниц: 103 года было отпущено М. Вериго, 101 –
С. Дубновой, 99 – Е. Брюнелли, Е. Куниной, 98 – Н. Вольпин, 97 –
В. Лурье, Е. Квесит, О. Ильиной, Б. Бабиной, 95 – И. Одоевцевой,
А. Владимировой, З. Сарана, Н. Рыковой, 94 – М. Шагинян, О. Ве-
ригиной, 93 – А. Ней, 92 – Н. Берберовой, И. Наппельбаум, О. Бич,
В. Тарасовой, 91 – М. Сабашниковой, 90 – В. Фигнер, М. Трубецкой,
М. Кудашевой, Н. Васильевой, М. Визи, З. Вейншал…
На излете советской власти Евгений Винокуров написал сти-
хотворение «Поэтессы двадцатых годов», которое можно рассма-
тривать в качестве иллюстрации феномена женской поэзии всего
Серебряного века:
…Кутаясь в дырявой шали,
на чудовищном пайке,
не они ль стихи писали
до утра на чердаке?
…Были преданы восторгу,
позабыв про хлеб и сон,
в светлый миг,
когда в каморку
к ним спускался
Аполлон.
Устремляя взоры в дали,
вслушивались в тишину…
Но за жизнь они издали,
может, книжицу одну.
И в чердачных
одиночках
неуютно было им.
Грустно так
звенел в их строчках
нежный женственный интим…
Время, что ли, виновато?..
Но с обложками иль без –
верю, издадут когда-то
книги
этих поэтесс…
Надежды Е. Винокурова оправдались: время собирать камни
пришло. Жаль, с большим опозданием… С библиотечных полок
смотрят на нас многотомные собрания сочинений М. Лохвицкой
и З. Гиппиус, А. Ахматовой и М. Цветаевой, сборники избранных
стихотворений М. Шкапской и Е. Кузьминой-Караваевой, Т. Вечор-
ки и Н. Кугушевой, Е. Гуро и Н. Хабиас, В. Меркурьевой и Л. Столи-
цы… Хочется надеяться, что изрядное число несправедливо забытых
имен поможет вернуть неравнодушным читателям и антология,
которую вы держите в руках.
В заключение этого небольшого предисловия составитель выра-
жает бесконечную признательность всем, кто помогал ему словом
и делом на разных этапах работы: А. С. Артеняну, Ю. Н. Байкову,
Н. А. Богомолову, И. Е. Будницкому, А. П. Вардересяну, Е. В. Вит-
ковскому, Р. С. Войтеховичу, М. З. Воробьевой, К. М. Воровичу,
М. Т. Гавриловой , Т. Л. Гладковой, И. Г. Девятьяровой, А. Л. Дми-
тренко, Н. В. Донской, В. А. Дроздкову, Т. М. Захаренковой,
Н. Ю. Зелениной , С. Е. Зенкевичу, А. Е. Зубареву, Г. П. Ивановой,
Е. С. Качану, О. В. Кирьяковой, С. И. Ковнеру , Ю. В. Кондрашову,
О. А. Коростелеву, Е. М. Коршаковой, А. К. Крамову, И. С. Кукую,
Е. М. Лаврухиной, В. В. Леонидову, О. В. Лянсберг, О. М. Михалик,
В. Э. Молодякову, М. Г. Москальковой, Т. Л. Потапенковой, Т. П. Си-
галовой, В. Ю. Словохотовой, А. Л. Соболеву, Л. Л. Степченкову,
Е. В. Субботиной, И. В. Сяэск, Р. Д. Тименчику, Г. В. Тимофеевой,
Л. В. Ток, Л. М. Турчинскому, А. А. Чабан, М. Ю. Эдельштейну.
---------------------------------------
 
Виктор Кудрявцев