Поэмбук / Конкурсы / Лучший критик Поэмбука -2 / Арсений Тарковский «ТЕЛЕЦ, ОРИОН, БОЛЬШОЙ ПЁС» (Анализ, толкование)

Арсений Тарковский «ТЕЛЕЦ, ОРИОН, БОЛЬШОЙ ПЁС» (Анализ, толкование)


Могучая архитектура ночи!
Рабочий ангел купол повернул,
Вращающийся на древесных кронах,
И обозначились между стволами
Проёмы чёрные, как в старой церкви,
Забытой богом и людьми.
Но там
Взошли мои алмазные Плеяды.
Семь струн привязывает к ним Сапфо
И говорит:
"Взошли мои Плеяды.
А я одна в постели, я одна.
Одна в постели!"
 
Ниже и левей
В горячем персиковом блеске встали,
Как жертва у престола, золотые
Рога Тельца
и глаз его, горящий
Среди Гиад,
как Ветхого завета
Ещё одна скрижаль.
Проходит время,
Но – что мне время?
Я терпелив,
я подождать могу,
Пока взойдёт за жертвенным Тельцом
Немыслимое чудо Ориона,
Как бабочка безумная, с купелью
В своих скрипучих проволочных лапках,
Где были крещены Земля и Солнце.
 
Я подожду,
пока в лучах стеклянных
Сам Сириус –
с египетской, загробной,
собачьей головой –
Взойдёт.
 
Мне раз ещё увидеть суждено
Сверкающее это полотенце,
Божественную перемычку счастья,
И что бы люди там ни говорили –
Я доживу, переберу позвёздно,
Пересчитаю их по каталогу,
Перечитаю их по книге ночи.
 
Перед нами стихотворение пятидесятилетнего Арсения Тарковского, одного из недооценённых, на мой взгляд, поэтов. Его, конечно, знают и упоминают в литературных кругах, но способность поэта так глубоко погружать в метафизику явлений подчас остаётся без должного внимания.
Вот и здесь, поэтический образ и пространство переданы настолько сильно, почти осязаемо, что хочется некоторое время помолчать, оставаясь частью образа.
Картина соткана нерифмованным стихом (белым), и даже слышатся отголоски японской поэтики. Этот приём наиболее удачно подходит для достижения цели, где автор, используя вполне конкретные определения и метафоры, до конца удерживает зрителя в состояние некоего видения. Мы вместе с автором слышим Космос, слышим и участвуем в диалоге души с Космосом.
Арсения Тарковского называют «живым мостом», соединяющим поэзию Серебряного века (представителей которой он лично знал) с современной литературой. Тарковский замыкает ряды поэтов Серебряного века, сохраняя позицию поэта «над системой». Жизнь его прошла в борьбе, трениях с режимом, а в представленном стихотворении автор, словно сталкер вышедший в «зону», дышит атмосферой свободы и созерцания.
Это образец философской лирики, суть которой – акт предстояния человека пред Тайной мироздания:
 
«Могучая архитектура ночи!
Рабочий ангел купол повернул…»
 
Такова завязка стихотворения… Но начну с того, о чём не каждый читатель имеет представление. Название стихотворения содержит имена трёх соседних созвездий, расположенных в порядке их восхождения – Телец, Орион, Большой Пёс. Эта область осенне-зимних созвездий является самой вожделенной частью неба как для увлечённых наблюдательной астрономией, так и для обычных романтиков. Здесь расположена значительная часть самых ярких звёзд нашего неба. Среди них и ярчайшая из звёзд – Сириус, и красный сверхгигант Бетельгейзе, и оранжевый гигант Альдебаран. Они находятся в упомянутых поэтом созвездиях и, наверняка, известны читателю. И, прежде всего, мне хочется объяснить и убедить в том читателя, что Арсений Тарковский пред нами выступает здесь, главным образом, не как философ, проникающий в загадки мифологии, а как живой, страстный наблюдатель звёздного неба. И в том он являет нам высшую философию.
Так уж совпало, что, в данном случае, я выступаю не только в роли критика, но и сам являюсь страстным любителем астрономии, поэтому мне хорошо знакомо и узнаваемо состояние, в котором пребывает автор. Это известный факт, что увлечение астрономией было для Тарковского частью его духовной жизни. Как средство постижения единства Вселенной и человека. Он не только наблюдал и хорошо знал звёздное небо, но и коллекционировал редкие издания справочников и каталогов по астрономии. О его увлечении даже осталось красноречивое свидетельство супруги, не без иронии признавшейся, что Арсений проводил ночи медового месяца в объятиях телескопа.
Итак, «Рабочий ангел купол повернул…,
 
Вращающийся на древесных кронах,
И обозначились между стволами
Проёмы чёрные, как в старой церкви…»
 
Как видим, воедино связаны небесное и земное. Поэт совершает духовное действо в живом храме природы, испытывая благоговение в свойственной Тарковскому сдержанной манере. Все эмоции у него внутри, он на свидании с чудом. Но что же он видит там, в чёрных проёмах средь ветвей:
 
«Но там
Взошли мои алмазные Плеяды…
Ниже и левей
В горячем персиковом блеске встали,
Как жертва у престола, золотые
Рога Тельца и глаз его, горящий
Среди Гиад, как Ветхого завета
Ещё одна скрижаль…»
 
Созвездие Тельца представлено нам в основных его достопримечательностях. Маленькая звёздная группка Плеяд (с нежным алмазным свечением) и Гиады – это два известнейших звёздных скопления в Тельце, а глаз Тельца среди Гиад – это и есть уже упомянутый мною гигант Альдебаран. Здесь Тарковский, как истинный поэт, выражает не просто восхищение увиденным, но и прибегает к языку аллегории, обращаясь к разным культурам и верованиям. Небо объединяет их, как источник знаний и вдохновения. И это вполне характерно неоакмеизму, где часто звучит мотив единства природы и культуры.
Вначале появляется пылкий образ Древнегреческой поэтессы Сапфо. Она привязывает семь струн своих к семизвездию Плеяд и заводит свою чувственную песнь:
 
"Взошли мои Плеяды.
А я одна в постели, я одна.
Одна в постели!"
 
В данном случае, Арсений Тарковский неточно передаёт смысл четверостишья, написанного Сапфо. Общепринятый перевод звучит так: «Луна и Плеяды скрылись, Давно наступила полночь, Проходит, проходит время, – А я все одна в постели». Автор, видимо, решил немного обыграть образ известной гречанки, передав главное – мотив одиночество, страсть ожидания. Он через века протянул нить, связывающую свои переживания с подобными чувствами предшествующих лириков-философов. Под ночным небом чувство вселенской тоски особенно обостряется. Это благородное чувство, когда человек, освобождаясь от житейской шелухи, на время становится самим собою.
А с чем связан величественный образ Тельца в стихотворении? С культовой ветхозаветной жертвой. Жертва олицетворяет Мессию, Искупителя. И в связи с этим появляется неожиданное сравнение, как фигура речи: «как Ветхого завета ещё одна скрижаль». На что может намекать нам поэт, сравнивая главную его звезду, «Глаз тельца» – как её называли в давние времена, с новой скрижалью? Для себя я это объясняю следующим образом… Напомню, скрижалью является культовый предмет со священными письменами. В Ветхом завете народ Божий имел две каменные скрижали Декалога. Он жил по этому Закону, но этого было мало. Необходима была ещё и жертва, олицетворяющая грядущую надежду, и она была также неразрывно связана со служением. Именно Мессию (как надежду человечества) нередко символизирует в Писаниях звезда. Достаточно вспомнить и знамение Вифлеемской звезды, и слова одного из древних пророков: «Вижу Его, но ныне еще нет; зрю Его, но не близко. Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля…» Видимо, по этой причине Арсений называет её «ещё одной скрижалью» – Нового завета, завета исполнения надежды.
Если мои суждения выглядят тяжеловатыми для вас, то предложу и другое объяснение сего. Третьей скрижалью может являться сама природа и Вселенная, как живое свидетельство о Творце.
Но вернёмся к звёздам. Телец – это прелюдия для звездочёта. Он ждёт появления главного чуда ночи:
 
«Проходит время,
Но - что мне время?
Я терпелив,
я подождать могу,
Пока взойдёт за жертвенным Тельцом
Немыслимое чудо Ориона…»
 
Ситуация предельно узнаваема, автор находится под осенним небом. Восход Ориона, главной достопримечательности в это время происходит довольно поздно, к полуночи. Вновь мы слышим вскользь философствование о времени. Оно не имеет значения в сравнении с сущностью явлений, их повседневными чудесами… И вот одно из них – «немыслимое чудо Ориона». Думаю, многие представляют, как выглядит на небе плечистая фигура этого мифологического охотника с изумительным поясом из трёх звёзд посреди могучей фигуры. Но автор видит её по-своему, неожиданно сравнивая с бабочкой:
 
«Как бабочка безумная, с купелью
В своих скрипучих проволочных лапках,
Где были крещены Земля и Солнце…»
 
Дело в том, что фигура Ориона, заваленная набок, становится похожей на огромный бант или бабочку (чего, собственно, под нашим небом не происходит). В наших краях эта «бабочка» выглядит так, словно у неё произошёл сбой в навигации, и она никак не может принять своё естественное положение. Оттого и названа поэтом «безумной». И вообще, Тарковский с душевным задором, почти по-детски поиграл с образом бабочки. Он не только увидел «проволочные» очертания её контур, но и услышал их скрип. Фантазии по части владения художественной метаморфозой поэту не занимать. Также мы видим, как применяемая им высокая лексика вдруг приходит во взаимодействие с простыми неожиданными метафорами.
Именно эту часть можно назвать кульминацией стихотворения как эмоциональной, так и смысловой. Тарковский не только дождался главного ночного чуда, но и поместил в его лапки некую тайну, загадку – «купель», рождающую миры, Землю, Солнце. Поэт демонстрирует свои астрономические познания. Там, в «лапках бабочки» находится известная Туманность Ориона. Она представляет ближайшую к нам область образования новых, молодых звёзд из газо-пылевой материи. Её иногда именуют «звёздными яслями Галактики». Тарковский здесь опирается на научную информацию, придав ей художественный облик. «Купель» – это место крещения, или, иначе, нового рождения миров. Таким образом, поэт соединяет лирику с Космогонией, и, на мой взгляд, у него это получилось интересно и необычно.
Что мы можем почерпнуть из этой кульминационной части произведения? Перед нами вновь философия взаимосвязи человека с Космосом, извечный поиск своих истоков.
Далее, автора ожидает ещё встреча с Сириусом, главной звездой Большого Пса. Обращение к древней египетской культуре здесь вполне понятно, ибо Сириус был культовой звездой в Египте, а его появление по утрам предваряло начало разлива Нила.
Вот так, в сознании созерцающего поэта ожили образы греческой, иудейской, христианской и египетской культур. А звёздное небо предстало пред нами неким огромным зеркалом человечества, отражающим его стремления и чаяния во все времена.
И вот, мы уже у эпилога сказки, создавшей пред нами почти хрустальную ночную картину со звучащей музыкой сфер. Вслушайтесь внимательно, друзья, в этот эпилог. Сколько в нём человечного, трогательного, до боли простого и жалостливого. Так изобразить участь человека, этой разумной песчинки во Вселенной, может только художник с огромным сердцем:
 
«Мне раз ещё увидеть суждено
Сверкающее это полотенце,
Божественную перемычку счастья,
И что бы люди там ни говорили –
Я доживу, переберу позвёздно,
Пересчитаю их по каталогу,
Перечитаю их по книге ночи».
 
В качестве своей личной оценки произведения, увы, могу дать лишь субъективную: «Спасибо вам, Арсений Александрович, за удивительную поэзию, и что вы смогли меня очаровать и потрясти не только встречей со своей возлюбленной в стихотворении «Первые свидания», но и встречей с объектом нашей общей духовной любви – Космосом»…

Голосовать

Общая оценка
11.25

Комментарии (10)

Алма-lira7 , 11 мар в 17:22
Очень интересная и познавательная статья. Настолько познавательная, что эта составляющая постепенно и незаметно становится доминантной, поглощающей собственно аналитику, несмотря на несомненные достоинства оной, и почти исключающей гипотетическую критику, так и не материализовавшуюся под гнётом впечатляющих познаний автора в астрономии. Лично я, как читатель, слегка притомилась и соскучилась в ожидании. Несмотря на просветительские достоинства лекции. Налицо очередной случай восхваления рецензентом автора произведения вместо хотя бы фрагментарной и косметологической критики. Один необъятный космический восторг. Вне конкурса я его разделяю, сама очарована космосом. И науку люблю. Но критика Ваша, увы, незаметно приобрела панегирический оттенок. Беззубая такая критика. На мой субъективный взгляд, чистая аналитика в конкурсе «Лучший критик…» не совсем соответствует заданию. Несмотря на это, разумеется, нельзя оценить эту скрупулёзную, обстоятельную, познавательную и, несомненно, интересную работу баллом ниже среднего. Скорее, выше.
Автор пользователю Алма-lira7 , 11 мар в 20:48
Спасибо!
Гречин , 12 мар в 14:39
одно то, что данная работа достойна здесь находится, в виду заявленной жесткой модеррации Кабачковой, вселяет надежду на славное продолжение данной традиции развития критики на нашем сайте)))
Автор пользователю Гречин , 12 мар в 21:03
Мне тоже это нравится в формате конкурса... А для меня - повод подтянуть составляющую, которая является частью собственно критики... Если не стошнит, конечно, в процессе подтягивания. )
Несмотря на не очень удачный выбор стихотворения для разбора, оценка высокая. Выбор неудачен в силу того, что критику не нашлось где показать своё умение (или не умение  ) разбирать техническую составляющую произведения. А вот художественная часть разбора очень хороша – вдумчива, эмоциональна, аргументирована. Это единственный из разборов, после которого захотелось взять в руки томик с полки и самому начать вникать в стихи Тарковского глубже. За это отдельное спасибо.
Автор пользователю Востриков Сергей , 12 мар в 21:11
Спасибо, Сергей! Вы сказали важное для меня. Передать атмосферу - это и было тем, ради чего затевалось участие в данном конкурсе...
Востриков Сергей пользователю Автор , 12 мар в 21:23
Удачи. Но хотелось бы увидеть в последствии разбор, в котором будет стихотворение с возможностью показать разбор технических моментов.
Автор пользователю Востриков Сергей , 12 мар в 22:05
Спасибо! Я это уже понял. А понять можно лишь окунувшись в атмосферу. Опять "атмосфера", как видите. )
Востриков Сергей пользователю Автор , 12 мар в 22:09
:-))
Кравец Евгений , 12 мар в 20:01
даже слышатся отголоски японской поэтики – ДАЖЕ – т.е. японцы белее всех поэтов?) сталкер – это, конечно, мах в сторону) Толкование и поверхностное обобщение прямо написанного не слишком облагораживает обзор. «Если мои суждения выглядят тяжеловатыми для вас» - интерактив имеет смысл приберечь для семинара. Затянули с содержательным аспектом, остальное – вскользь. Язык изложения неинтересный. Оценка невысокая.
Автор пользователю Кравец Евгений , 12 мар в 21:51
Спасибо!... А что, у слова ДАЖЕ других нюансов не водится? (в значении "к тому же", "вдобавок" например)... Сталкер - мах? Смотря какой сталкер... Сталкер Тарковского-сына что находил в "зоне" и ради чего туда ходил? (прочтите, пожалуйста, отдельный следующий коммент)... "Если мои суждения выглядят тяжеловатыми..." - зная, примерно, реакцию зрителя, я даю понять, что не настаиваю, не насилую сознания толкованием, хотя и верю в то... И здесь не вижу особой разницы - семинар ли, или изложение текстом... У критики есть особый формат? Её на бланках принято писать?... "Затянули с содержательным аспектом, остальное – вскользь" - первое вполне допускаю, со вторым - абсолютно согласен... "Язык изложения неинтересный" - это и к бабке не ходи, природа не расщедрилась на язык. А теперь о сталкере (чем была для него "зона"):
Автор пользователю Кравец Евгений , 12 мар в 21:52
ПРОФЕССОР. Тихо как! СТАЛКЕР. Это самое тихое место на свете. Вы потом сами увидите. Тут так красиво! Тут ведь никого нет… ПИСАТЕЛЬ. Мы же здесь! СТАЛКЕР. Ну, три человека за один день не могут здесь все испоганить. ПИСАТЕЛЬ. Почему не могут? Могут. СТАЛКЕР. Странно! Цветами почему-то не пахнет. Я… Вы не чувствуете? ПИСАТЕЛЬ. Болотом воняет - это я чувствую. СТАЛКЕР. Нет-нет, это рекой. Тут же река…. ПИСАТЕЛЬ. Куда это он? ПРОФЕССОР. Может быть, просто хочет побыть один. ПИСАТЕЛЬ. Зачем? Здесь и втроем-то как-то неуютно. ПРОФЕССОР. Свидание с Зоной. Он же сталкер. ПИСАТЕЛЬ. И что из этого следует? ПРОФЕССОР. Видите ли… Сталкер - в каком-то смысле призвание. ПИСАТЕЛЬ. Я его другим представлял. ПРОФЕССОР. Каким? ПИСАТЕЛЬ. Ну, Кожаные Чулки там, Чингачгуки, Большие Змеи…
Автор пользователю Кравец Евгений , 12 мар в 21:59
И представьте теперь, что мог чувствовать одноногий, не вполне здоровый, переживший войну, бежавший из-под ареста за антисоветчину, неудобный режиму человек (Арсений) на свиданиях с Космосом...
Кабачкова Ирина пользователю Автор , 13 мар в 22:00
я уже ненавижу этот фильм. У меня муж и его отчим периодически устраивают его просмотры. Видела раз сорок)))
Автор пользователю Кабачкова Ирина , 13 мар в 22:18
Я понимаю ту его составляющую, за которую возможно невзлюбить (мягко говоря). Вам я списываю только на травму вашего сознания, нанесённую отчимом и мужем )...У меня в своё время тоже был период пресыщения (с детьми зависали у экрана). А вот сегодня с утра я поставил его фрагмент, и хавал с такой эмоциональной жаждой! Заодно и передачи видео-аудио глянул и по сыну, и по отцу Тарковским. Их взаимосвязь и единое духовное пространство обрели для меня новый смысл. Очень хочу в "Зеркало" погрузиться, послушать голос Арсения... А в процессе участия в этом конкурсе стал подозревать, что у меня могут сложиться отношения с белым стихом... Вообще, я бы Андрею памятник поставил только за то, что он перевёл смысл "сталкерства" из фантастико-аномального ракурса в гуманистический, духовный.
Важинская Лора , 12 мар в 22:04
Поскольку я не сильна в астрономии и астрологии, то прочла критическую статью с невероятным интересом. Более того, тщательно рассмотрела фото всех перечисленных созвездий, спасибо дядюшке Гуглю. Как хитро критик подошёл к выбору разбираемого произведения, или умно… Молодец!) На мой взгляд, статья достойно дополняет глубоко философское стихотворение А. Тарковского. Но было ещё и задание конкурса. В рамках которого, на мой взгляд, недостаточно внимания было уделено критиком собственно ЛГ, а их, главных - было два (Я и Космос), синтаксическим и техническим особенностям разбираемого текста, там тоже было о чём сказать. Но в общем, на фоне остальных, статья произвела благоприятное впечатление.
Автор пользователю Важинская Лора , 12 мар в 22:18
Спасибо вам, Лора!... Не совсем для себя уяснил смысл: "недостаток внимания двоим ЛГ..." Вся тема под это и была выстроена. Мы с Тарковским дополняли друг друга, раскрывая личные взаимоотношения человека и Космоса (на уровне атмосферы сего таинства, прежде всего)... Если бы я ещё сильнее отклонился в Космос и его значение в бытии, то моя работа вообще ушла бы за допустимые рамки условий... А если мне не удалось передать то, что чувствовал ЛГ на личных свиданиях с Космосом, добавляя к этому свои собственные ощущения, то это, конечно - катастрофа...
Важинская Лора пользователю Автор , 13 мар в 7:59
"Мы с Тарковским" - смело!) А ваша задача, как критика, заключалась, отнюдь, не в передаче чувств "ЛГ на личных свиданиях с Космосом", а разбор, как это сделано у автора, разве нет?
Автор пользователю Важинская Лора , 13 мар в 8:12
Я ваши слова, возможно, не до конца понимаю: "недостаточно внимания было уделено критиком собственно ЛГ, а их, главных - было два (Я и Космос)"... Я понял из этих слов, что недостаточно внимания уделил взаимоотношениям человека и Космоса? Но ведь это философская составляющая произведения. .
Важинская Лора пользователю Автор , 13 мар в 8:20
Я пыталась придраться к тому, что вы не обозначили героя(героев) в произведении автора)))
Автор пользователю Важинская Лора , 13 мар в 8:24
Ну, примерно, хотя бы в общих чертах материализуйте направление вашей мысли. Как их (героев) представить?... Или вы имеете в виду, что нужно было прописать, типа "главными героями произведения здесь являются такие-то...", и тогда без претензий по этому вопросу? )
Важинская Лора пользователю Автор , 13 мар в 8:43
У Тарковского явно не указан герой, это даёт почву для размышлений - кому-то кажется, что герой один - автор, кому-то - два, кому-то три...хотелось бы вашу точку зрения на этот вопрос. В этом ключе я и написала, тем более это было в задании.)
Автор пользователю Важинская Лора , 13 мар в 9:01
Но здесь количество героев очевидно, и каждому из них я уделил внимание как самой значимой составляющей произведения, делающей его философию... И потом, "примерный порядок разбора" сам по себе не загоняет "критика" в определённые рамки. Он в значительной мере свободен в осуществлении требований и использовании средств. Другое дело, если он вообще обошёл стороной какие-то из требований.
Спасибо за увлекательнейший диалог! Читатель здесь выступает не участником беседы, но слушателем двух перекликающихся голосов. На мой взгляд, удачно выбран подход к раскрытию в стихотворении связи Космоса, человека и слова (мне лично кажется, что в этом стихотворении три героя). Не зря Мандельштам - один из главных учителей Тарковского в поэзии - определил слово как «тысячествольную цевницу, оживляемую сразу дыханием всех веков». Здесь есть пересечение и с этим сравнением, на мой взгляд. Невероятно познавательно и захватывающе! Собственно, критические замечания отсутствуют – не посягнул рецензент. Оно понятно, конечно…
Автор пользователю Половинкина Татьяна , 12 мар в 23:03
Сердечное мерси, Татьяна!
Прежде всего, хочу поблагодарить Вас за выбор. Арсений Тарковский - довольно сложный автор и понимать его, а тем более, любить, дано не всем. То, что Вы явно в теме помогло Вам с блеском разложить содержание стихотворения, но это же сыграло с Вами злую шутку. Астроном победил в Вас Литературоведа... напрочь. Вы настолько увлеклись астрономическими подробностями, что забыли об анализе стихотворения. Это стало больше похоже на лекцию (хоть и увлекательную), чем на литературный анализ стихотворения. Поэтому произошёл некий перекос в пользу знаний по астрономии и практически ничего не сказано ни о средствах художественной выразительности, ни о технических особенностях белого стиха. А тут есть, что сказать. Поэтому, простите, но оценка средняя. Это конкурс, без обид. Но всё равно спасибо за отношение к автору и за астрономический ликбез.
Автор пользователю Виктория (Barklai) Беркович , 13 мар в 6:59
Спасибо, Виктория!
Чуднова Ирина , 13 мар в 20:15
Мне очень импонирует дотошность критика, предельно досконально разобравшего фактологическую сторону стихотворения. В этом конкурсе неизбежны отступления от предложенной канвы разбора и перекос в ту или иную стороны, во многом из-за того, что разбираемые произведения разные, и критики фокусируются на разных моментах. Люблю неоднозначную и тем особенно созвучную поэзию Арсения Тарковского, именно поэтому подход критика, нюансы, на которые он обращает внимание, доскональность мне весьма близки и понятны. Возможно, стоило дать более широкий контекст, вписав стихотворение в творческое наследие автора (определив его место), а также сказать о типичности или нетипичности поэтических приёмов, о том, насколько подобный строй стиха и подобная тема вообще характерны для творчества данного автора, но и уже сказанного вполне достаточно для высокой оценки.
Автор пользователю Чуднова Ирина , 13 мар в 21:02
Благодарю вас, свет Ирина! С вами совершенно согласен. Была бы у меня вторая попытка, внёс бы значительные коррективы в свою историю. Я про литературную работку )... Про "отступление от канвы" очень светлая мысль.
Кабачкова Ирина , 13 мар в 21:40
работа хорошая. Не столько критическая, сколько исследовательская. Смотрится как кусок анализа творчества. Здесь как раз хорошо дана предыстория стиха и его связь с творчеством вообще. В своём роде отлично ,но хотелось бы больше разбора не по содержанию, а по форме .Может, дело в выборе самого стиха. Оценка высокая
Автор пользователю Кабачкова Ирина , 13 мар в 21:50
Спасибо вам, Ирина, за снисходительность в контексте конкурсных условий. И за столь благосклонное отношение к моим стараниям!
Кабачкова Ирина пользователю Автор , 13 мар в 21:59
да , вроде, старалась обойтись без снисходительности .Откуда? Я не знаю столь глубоко поэтическое творчество этого автора.
Автор пользователю Кабачкова Ирина , 13 мар в 22:33
)) А товарищ Кравец Е. психанул. Я понимаю - есть за что, не возражаю. Но уверен, что подай я ему до сего часа брошюру с этим стихом (про Орион), сказав: "толкуй, поэт", он бы не промямлил практически ничего внятного... Попутно... Есть такая весёлая фраза: "учитель знает больше ученика лишь на один урок". )
Что весь люд не видал И сто лет не читал , Он прочёл , сказал "Браво!" И себя же дорогого Тут же критик и поздравил .
Автор пользователю Гладышев Валерий , 13 мар в 22:26
И, в гроб сходя, благословил?
Комментировать

Проголосовали

Уведомления