Русь моя

Аудиозапись

1
Высью ястребиною,
далью светлоликою,
где заря — рябиною,
небо — голубикою
 
растеклась Россиюшка,
что кагор по скатерти
с православной силушкой,
с нищетой на паперти!
 
С расписными ложками,
гжелью, самоварами
снова ты придёшь ко мне
с лапотно букварными
 
думами с узорами —
как с резными ставнями,
с башнями дозорными,
где вороны стаями,
 
с крепостями тёмными,
с крепостными смердами,
с нимбами и тёрнами,
где Святые — смертные
 
на иконах ликами
в серебре да золоте…
Встанешь Русь великая
в роскоши и голоде,
 
В святости и в оргиях…
К чести — кровь траншеями
в рай попасть с «Георгием»,
с «Анною» нашейною…
 
2
Где идут догробные
жёны, вслед за войнами:
кто канвой окопною,
кто в Сибирь конвойную.
 
Лесом да болотами,
да с таёжным снадобьем,
С бабьими заботами
и с любовью надо бы…
 
Уповай с покорностью
к Божьей справедливости,
русский муж из гордости
не потерпит милости.
 
Эко смотрит беркутом,
пред судьбой не горбится:
«Упаси Бог в рекруты» —
вдово станет в горнице!
 
3
В дни междувоенные
жить, гулять дозволено…
Есть топор с поленья
да рука мозольная!
 
С балалайкой пьяною,
выйдет (в рёбра — чёрт ему)
С девками румяными,
в баньку, да по–чёрному,
 
да с крещеньем в проруби,
с драками и бреднями,
утром, на хмельной брови
с пятаками медными,
 
квасом да рассолами,
(дурь, ещё не вышла вся)
и рубаха ско́лая * —
не успела вышиться!
 
4
Русь патриархальная
где-то, тьмой заросшая,
в судьбах — вакханалия,
доблесть — низагрошная,
 
хоть слезу да выдави,
грусть вживай по семени —
Русь, рожай Давыдовых,
Пушкиных, Есениных!
 
Что бы слово явственно
жгло на сердце порванном,
чтоб летело ястребом,
не вернулось вороном!
 
Не опишешь книгою
песню соловьиную…
Грезит ночь — черникою,
к ней, заря — рябиною!
 
 
1. Рубаха сколая — (устар.) т.е. новая, но ещё незаконченная в пошиве
или в вышивке, так же намётана или части её приколоты булавками