Одинокий трамвай

Одинокий трамвай
Мобильный пропищал голодным котёнком, ну, вот такой странный рингтон. Озябшими пальцами читаю смску о том, что ты немного опаздываешь, но обязательно приедешь. Быстрее бы, а то крупные ромашки, твои любимые цветы, замерзнут вместе со мной на этом ледяном ветру. Странное время ты выбрала для прогулки, не находишь?
 
Вдали показываются тусклые огни трамвайных фар, стараюсь издали разглядеть знакомый маршрут и заветные цифры «№71». Атмосфера ожидания рассеивается, когда в горстке пассажиров, которые сходят на остановке «Набережная», я узнаю твой силуэт.
 
Утро постепенно уступает свои позиции неяркому, как первые монохромные фильмы Федерико Феллини, дню. Крепко сжимаю тебя в своих объятиях, словно с момента нашего последнего свидания прошло не менее тысячи лет. Ты не любишь публичности, но сегодня не отстраняешься. Пушистый снег падает на твои светлые волосы, но в данную минуту мне не хочется ругаться из-за отсутствия головного убора. Вместо этого развязываю тёмно-синий шарф цвета твоих глаз и отдаю тебе.
 
Твоё пальто пахнет мармеладными конфетами, дыхание — горькой мятой. Неужели снова стараешься скрыть от меня запах сигарет? Мы идём вдоль продрогшей аллеи, размышляя каждый о своём. Ты, наверное, о том, как сказать прощальные слова, сравнимые с колкостью сегодняшних снежинок. Я вспоминаю, какой ты когда-то была.
 
Ты любила полевые цветы. Целовать меня в укромных переулках - для тебя это было игрой «Видят или нет?», но просила не проявлять нежность «на людях». Кофе, обязательно с различными добавками, мешала с крепким дымом Winston. «Одна дрянь нейтрализует другую!» — смеялась в ответ на мои упрёки. Танцевать, непременно обращая на себя внимание. Я смотрел, гордился, что у меня такая девушка, и ждал медленных мелодий…
 
В какой миг безрассудной близости мы стали отдаляться настолько, что попали под определение «чужие»? Что-то распалось между нами, и не найти склеивающих фраз, чтобы можно было спасти ещё хоть что-нибудь. Я предлагаю завершить молчаливую прогулку, ты согласно киваешь в ответ, но продолжаешь держать мою руку, даже сквозь кожу перчатокя чувствую твоё тепло; и мы возвращаемся на остановку.
 
Глупые…
 
На конечной одинокий троллейбус стоит минут семь — отправление обычно строго по расписанию, но водитель выжидает пару лишних минут, наверное, ради предполагаемых опоздавших попутчиков, однако почему-то поглядывает на нас.
 
Ты садишься одна. Остановка пустынна. Смотришь на меня сквозь затуманенное стекло, чертишь узоры - иероглифы. Может быть, хочешь остановить отъезжающий вагон, но не хватает смелости?
 
Не знаю. Проще обманывать себя в том, что между нами ничего не происходило. Ни мечтаний, ни реальности, ни ожидания общего чуда. Но мне известно только одно. Ты не вернёшься. Ни вечером, ни завтра, ни даже через год.
 
Мой шарф уехал вместе с тобой, а на забытый на троллейбусной остановке букет бело-жёлтых ромашек падает снег…