Герда

Герда
Последний учебный день перед осенними каникулами. Брат и сестра завтракают впопыхах, чтобы успеть в школу. Девятилетняя Вера быстро снимает обёртку с творожного сырка, заворачивает его в салфетку так, чтобы никто не видел, и кладет в карман. Делает вид, что жуёт и запивает чаем. У мамы должен быть выходной, но её, как ведущего хирурга маленького городка У. Магаданской области, вызвали на экстренную внеплановую операцию. Она суетится и даёт краткие инструкции детям:
 
- Колюня, забери сегодня после рисования Верочку. По дороге зайдите в магазин, купите белый хлеб​ и молоко. В холодильнике плов, разогрейте на сковороде. Не забудьте про домашние задания. Верочка, слушайся брата. Я вернусь поздно.
 
- Окей, будет сделано!​ Не волнуйся, мам,​ – рапортует Коля.
 
Мать уходит. Вот уже как полгода они​ живут втроём. Автокатастрофа, в которой погиб отец детей,​ изменила привычный ритм жизни и забрала частицу счастья в этой семье. Пятнадцатилетний брат вмиг повзрослел и принял на себя часть обязанностей.​
 
Одевшись потеплее, дети спешат выйти. Октябрь встречает их колким ветром и сугробами. ​ Верочка оглядывается по сторонам, ищет глазами кого-то. Колька дёргает сестру за руку, повелевая идти быстрее.​ Тут сзади подбегает большая лохматая собака, виляя хвостом и скуля от радости, тычется мордой​ в кроличью шубейку​ Верочки.
 
- Герда! – оживилась девочка, - на, это тебе, - протягивает собаке творожное лакомство.
 
Брат ворчит на сестру за несъеденный сырок, однако не мешает Вере уделить пару минут лохматому другу. ​ Герда​ – бездомная сука, с помесью немецкой овчарки. Она жила неподалёку​ от​ их дома, в заброшенном помещении, которое некогда было баней. Людей боялась, никого к себе не подпускала, кроме Верочки. Девочка, всегда чем-нибудь подкармливала бездомную собаку, играла с ней и разговаривала. Весной, когда погиб отец, Верочка целыми днями проводила с Гердой: плакала в её мохнатую шкуру, обнимала. Собака же сочувствующе вылизывала слёзы девочки и начинала скулить. Скулёж любимого друга приводил в чувства: Вера сразу же переставала плакать и бежала на поляну играть с Гердой, бросая ей палку или каучуковый мячик.​ Вот так и провели они вместе с весны до первого снега. ​ С наступлением морозов мама не отпускала детей гулять надолго, да и школа с разными творческими и спортивными секциями занимала немало времени. Много раз Вера уговаривала маму забрать Герду к себе домой, но всегда в ответ слышала категоричный отказ.
 
Угостив собаку лакомством и почесав её за ухом, дети торопятся на автобус. Ехать три остановки. Обычно они идут пешком, но сегодня очень холодно, да к тому же - опаздывают.
 
После уроков дети идут в столовую на обед. Вера радуется: сегодня котлеты – будет чем покормить Герду. Сразу же кладет ароматный биточек в пакетик, потом приступает к еде. После обеда остаётся дежурить, собирает мясные объедки, которых почти не осталось.
 
Закончились занятия в кружке «Волшебные краски». Рисунок Веры Лазоревой на тему «Мой друг», где она изобразила пастелью лохматую собаку с грустными глазами  у заброшенной бани, выбрали для участия в областном конкурсе «Юный художник».  Зазвонил мобильный телефон:
 
- Верка, подожди меня минут тридцать в школе, у нас тут разборки с тренером. Сейчас еще немного, и я за тобой приду.
 
- Может, я сама дойду? – спрашивает Вера. - Идти пятнадцать минут, ​ мне тебя ждать дольше.
 
Вера умоляет брата разрешить ей отправиться домой самостоятельно, после пятиминутной перепалки брат сдаётся:
 
- Ну хорошо, только поезжай на автобусе. Пешком не иди. Поняла? И мамке не говори. Поняла меня? А то мне секир-башка будет. Без меня газ не включай, я в «магаз» забегу, потом приду - поужинаем. Все поняла?
 
Вера, счастливая, выходит из школы. ​ На дороге показывается нужный ей автобус, Вера бежит к остановке, но металлические двери транспорта закрываются в тот самый момент, когда оставалось сделать всего лишь пару шагов. Не успела. Ждать следующего неохота, холодно. Очень уж она торопится к Герде, чтобы покормить и пообщаться. Мысли мгновенно подталкивают её идти пешком. На севере темнеет рано, но​ улицы очень хорошо освещены фонарями. Мороз колет иглами щеки. Вера поднимает шарф по самые глаза.
 
- Девочка, подожди. Хочешь шоколадку? - слышит за спиной сиплый мужской голос.
 
Какое-то неведомое​ ранее чувство опасности подталкивает Веру идти быстрее. Не оборачиваясь, она ускоряет шаг. Незнакомец тоже ускоряется.​ "Быстрее, клуша, быстрее!" - торопит она саму себя. Чертова шуба, сковывает ​ движения.
 
- У меня дома игровая приставка есть. Хочешь поиграть?
 
Быстрый шаг Веры мгновенно срывается на бег. Уже показался угол дома, ​ а вот и заброшенная баня. Длинная ручища незнакомца цепляется  за ворот шубейки. Вера кричит изо всех сил, машет портфелем и падает, проваливаясь в пуховый сугроб. В глазах темно…затем появляется мигающий свет, снова темно, алые пятна,​ непонятные звуки, разговоры, всё перемешалось и растеклось разноцветным киселём перед глазами.
 
***
 
На операционном столе, с рваными кровоточащими ранами, лежит худощавый мужчина. ​ Его разрисованое наколками тело изодрано в клочья, а в районе ключицы насквозь торчит ржавый железный прут, наподобие арматуры.
 
- Что ты хотел от моей дочери, подонок? – спрашивает женщина в белом халате, наклонившись низко над пациентом.
 
Мужчине с трудом удается сфокусировать взгляд. Сквозь хриплое и тяжёлое дыхание пытается что-то сказать. Его бессвязную речь ​ сейчас понимает только она – ​ его Маринка, курносая девочка из 10А, в которую он был когда-то влюблён. Двадцать лет псу под хвост: армия, ​ Чечня, казино,​ девки, срок за изнасилование.
 
- Марииинка, ты?! …простиии, - ловит воздух тонкими сухими губами, - я не...не...не знал…я...ааа…твоя дочка…прости…моя жизнь в твоих руках, помоги мне, - еле выдавливает из себя последнюю фразу целиком.
 
- Ошибаешься! Жизнь в руках Бога! – женщина отходит от пациента и обращается к своей молоденькой коллеге: - Ольга Андреевна, операцию проведёте Вы. Ассистировать будет Татьяна Ивановна. Готовьте пациента.
 
- Марина Васильевна, - Ольга, поймав хирурга у дверей, прошептала так, чтобы её никто не слышал: - Спасибо Вам за доверие, но случай непростой, боюсь, что я не справлюсь. Пожалуйста, останьтесь.
 
- Оля, - строго проговорила женщина, - вы в хирургии уже пять лет, на вашем счету не один десяток операций. Приступайте!
 
Подавив в себе тихие всхлипы совести за человеческую жизнь, а также жгучий прилив ненависти к пациенту, Марина направилась в детскую травмотологию, где лежала её дочь с лёгким сотрясением мозга и переломом лучевой кости. Девочка удачно упала в сугроб, но ударилась головой о бетонные ступени бани. Неизвестно, что бы было с малышкой, если бы не Герда, которая стрелой примчалась на крик Верочки и с остервенением кинулась на незнакомца. Она рвала его со всей яростью так, что тот упал прямо на торчащий железный прут. Увидев из окон кровавую картину, жильцы вызвали полицию и скорую помощь.
 
- Мамочка! – обрадовалась Вера появлению родного человека.
 
- Девочка моя, всё хорошо! Ты только сломала руку и ударилась головой, сегодня тебя ещё понаблюдаем, а завтра поедем домой.
 
- Мама, а Герда как? Она жива? - спросила девочка, вспомнив весь ужас.
 
​ - Иди сюда, - мама помогла дочери встать и подвела к окну, - вон она - твоя спасительница, видишь? Всю дорогу за​ «скорой» бежала. Теперь ждёт!
 
- Герда! Герда! – девочка стала махать руками, но собака, как вкопанная, смотрела в упор на двери больницы.
 
- Ты права, Верочка: такой преданный друг должен жить более достойно. ​ Я не возражаю, если Герда будет жить теперь с нами, - сказала мама, обняв дочь.
 
***
 
Операция прошла успешно – Ольга Андреевна справилась. А к вечеру того же дня пострадавший ​ преследователь маленькой Верочки умер от внезапной остановки сердца