ЗУММЕР

ЗУММЕР
На замызганном столе беленькою горкой
сложен карточкой «Халва» аккуратный ряд.
Жаждет с трубкою в ноздре вштыриться Егорка
иль догнаться, как в миру́ нарки говорят.
 
Зимы, осени пройдут, канут в лету вёсны,
только серой жизни ход чуваку не нов.
Может только он втирать кокс азартно в дёсны,
а ведь мог в ночи́ втирать Глаше про любовь.
 
Ни цветочка, ни духов, ни кольца с сапфиром,
вал блестящих перспектив белой ниткой шит,
потому и впопыхах девочка Глафира
на Егорку западать сильно не спешит.
 
Да кому «сто лет в обед» нужен тот обдолбик!
Знай себе, пихает внутрь белый порошок.
А ты складывай сиди груду строчек в столбик
за здоро́во чтоб живёшь выродить стишок.
 
Жив Егорка до сих пор и пока не умер,
но нахлынувших проблем вскрыт огромный пласт.
Жизнь – не вечный же движок и включила зуммер…
Бог – не фраер и за всё каждому воздаст.