до сада

чернобелки грызут мой грецкий
о своём о миндальнем грезя
как по веткам по тайнам детским
минуя шипы и лезвия
скачут метко почти летально
по прочным нейронным лескам
по любым временным отрезкам
 
и проходит какой-то годик
они сразу тебя находят
 
еле слышимое нарастание —
едет крыша у мироздания
явились за мной в двадцатый
досада досада досада!
 
роботы плоть и копоть —
твой мир в электрических искрах
писк металлической крысы
искореняет искреннее
 
пока ты в пределах скобок
иного и не могло быть
 
перервавшийся пульс атак
живое ушло в антракт
закрыли седьмое небо —
нелепо нелепо нелепо!
 
под редкими облаками
полноцветные дни сочтя
чернобелки из луж лакают
эль до-радужного дождя
 
а над сморщенными сугробами
пеплом едва соря
молчанием высшей пробы
сияет твоя заря!