Шабаш

В теплом лёссе утопая,
Босиком по мху ступая,
Ты возьмись за руки крепче,
Пока в ночь перетекает вечер.
 
Лунный свет с огнём играет,
Льняная рубаха в тенях утопает,
Искры трещат, взвиваясь от дров,
Скинь же и ты свой суровый покров.
 
Круг разомкнулся, теперь - ручеёк,
Опять расцепился весёлый народ,
Часть у костра, все кружит и играет,
А кто-то и вовсе в лес убегает.
 
В теплом лёссе утопая,
Босиком по мху ступая,
Стоя на сухих корнях,
Видишь синий дым в полях.
 
В лес ты уходишь вовсе без страха,
Где-то там черти бродят? И ладно!
Узор на рубахе киноварью и охрой,
Улыбка в глазах мерцает задорно.
 
Венки кислицы на руках,
Ожерелья багульника на ногах;
Вышло из сумрака чащи Лихо,
В центре хоровода стоит и притихло.
 
Хвойные ветви в руках,
Ночь оборачивается в думанный запАх,
Как резвые хульдры в неровном кругу,
Скачем, все смеясь друг другу.
 
Выйдешь к реке - из омута смех,
Спотыкается о волны лунный свет;
Мавки, навки и водянки
Строят из-под воды блестящие чёрные глазки.
 
Папоротника куст распотрошим,
От темных корешков мох освободим,
И пустим на венки, чтоб обменять их,
На те цветы в руках русалочьих поднятых.
 
В цветах плоды душистые плакучей ивы,
А вокруг светлячки парат как на нивах,
В темных листьях ив сидят огромные совы,
Им такие шумные ночи отнюдь не новы.
 
Русалки и навки, смеясь, отплывают,
Густые их волосы в воде серебром сияют,
Меж водных лилий проплывая,
Бутоны цветочные срывая.
 
Следуем за ними на берегу,
А лесные коты за нами бегут,
Скаля елово-зелёные глазки,
Охотясь на голые пятки.
 
На озерных плывунах
Синие костры горят;
Прыгая по кочкам меж трясин,
Подними свой взор - луна горит.
 
В хоре сотен голосов,
Ржанья, воя, уханья сов,
Всплесков воды, и голосов людей,
Чувствуется восторг от таких ночей.
 
В теплом лёссе утопая,
Босиком по мху ступая,
Бежим из леса все в тумане,
Плоды в руках кажутся обманом.
 
Венки потихоньку тонут в воде,
Хульдры и Лихо скрываются в лесной мгле,
Время шабаша кончается:
Солнце из-за горизонта поднимается.