Не решаешь свою судьбу.

...Поднимая к виску оружие — ты неправ.
Ведь озлобленно жизнь перечеркивая крестом,
на минутный порыв осознанность променяв,
пулей выбьешь джекпот несвершённых глав.
...Пусть живешь ты одним бесконечным и серым днём,
 
но живешь. И дыхание сиплое — как печать —
на груди чуть запавшей теплится сургучом.
Запечатано давящей тяжестью сургуча
то, что сам ты оставил там в грусти иль сгоряча —
залепил и сказал, мол, не плачусь я ни о чём.
 
После — плакал. И рёбра дО кости раздирал
в безуспешных попытках выдрать из своих вен
твоё самое сокровенное, что в тебя
глубоко провалилось. Глубже, чем ты желал,
и сильней отпечаталось, чем ты того хотел.
 
Это ест тебя чайной ложкой, и ты живёшь,
пока чувствуешь боль, что скалится изнутри.
…Если память отрывок вкинет — и бросит в дрожь,
или вдруг загорчит внезапно пустая ложь,
значит, всё ещё чувствуешь. Только переживи
 
тот период, когда в горле теплится сиплый крик,
а твой мозг забивает его навсегда в кору.
...Чтоб потом снова в грудь (а точнее — в её дыру)
новый сгусток вины на эмоциях поутру
загонять и храбриться, что всё сбережёт тайник.
 
...И пока тебя душит жёстким арканом цикл,
важно волю собрать. Поднести пистолет к виску —
непростительный рок.
Подкупая свою тоску,
что владеет тобою в этот злосчастный миг,
 
не решаешь свою судьбу,
а бежишь от своей судьбы.
 
///
04.12.18.