Тоска по теплу.

Утром веки поднять — как лишиться всех сил. Это зимняя,
безгранично тупая тоска по цветам и теплу.
...Лишь во снах есть возможность бороться с сезонным бессилием:
ярко-солнечный блик – и на сердце чуть менее стыло, но
телу нужно в метель, чтобы жить по инерции, и
я встаю и иду.
 
...Город в снежной пыли уже рвёт контрабасные струны, и
их вибрации бьют, будто волны, в осипшую грудь.
Я куда-то иду, не успев из ночного безумия
выползти умирать под совсем не весенне-лазурное.
Небо давит на лоб, не давая нормально вдохнуть,
 
но в коробочке мозг генерирует только прекрасное:
вечный шелест зелёный под светом огромной звезды.
 
...Я иду сквозь февраль, и ногами куда-то опаздыва-
ю, но лучшая жизнь – плод моей искажённой фантазии.
...Если вдруг я в сугроб упаду — дальше и не неси:
значит, всё же дошла до конца.
Значит, всё-таки счастлива.
 
///
23.02.19.