Дорога в Вальядолид

Я пришел на песчаный берег. Я мечтаю, как, встав у мачты,
Громко крикну: «Отдать швартовы!» и в родные вернусь края.
Далеко, за великим морем дремлет город во тьме горячей.
Там мой дом с черепичной крышей. Там любимая дочь моя.
 
Океан убивает ярость, заставляет забыть о стыдном.
Шум прибоя дарует нежность и желание вспомнить сны.
Я как будто гляжу сквозь время на соборы Вальядолида,
На белесую пыль дороги и магнолию у стены.
 
Но, увы, не забыть, Ховита, как я принял звериный облик…
Как меня соблазнил посулом неуемный Эрнан Кортес:
«Это золото прямо в руки к нам плывет! Совершим же подвиг!
Для того чтобы стать героем, надо только пройти сквозь лес!».
 
И пятьсот благородных донов отозвались на зов пьянящий
И мечтали с великой славой и с богатством прийти назад.
Но лишь пять человек вернулись из густой непролазной чащи –
Остальные в аду остались, сотворив этот самый ад…
 
Мы считали, что в мир безбожный принесем благодать, не меньше.
Что простится любой поступок тем, кто здесь установит крест.
Что за золото можно резать и мужчин, и детей, и женщин.
Что не грех благородным донам надевать черепа на шест.
 
Дочка! Слава, почет, награды - все пустое, моя родная.
Зло свое я себе оставлю. И прошу об одном – живи!
Я сбежал от жестокой смерти. Я живой. Но зачем, не знаю.
Я бы обнял тебя, Ховита, только руки мои в крови.
 
Я смотрю в океан, который будто шепчет: «Забыли! Точка!
Все прошло, не насилуй душу». Но душа до сих пор болит.
Я мечтаю домой вернуться. Подари мне прощенье, дочка.
Кто еще мне грехи отпустит по дороге в Вальядолид?