РЕИНКАРНАЦИЯ

РЕИНКАРНАЦИЯ
Реинкарнация стучится в двери моего прозябания здесь, в этом месте где пустота стала синонимом забвения в комнате лишенной зеркал, отражений и оконных проемов. Все так же закрываются двери, натужно выдавливая протяжный скрип в пустоту, оседая на стенах. Стенание чужих шагов снаружи, промозглый вой февральского ветра бьется в навесной брезент рукотворного неба.
 
Я представляю чужой свет в соседних окнах, у них есть право выходить наружу, они берегут свой огонек, несут по жизни передавая эстафету новоприбывшим. Мне так и не удалось привыкнуть, но так тяжело сделать шаг за черту этого чуждого ниоткуда в безызвестность незнакомого никуда. Все смешалось и нет смысла отличать лица друг на друга похожих.
 
Смерть - самая страшная процедура в череде событий предстоящих пережить каждому человеку. Я часто ловлю себя на мысли о тщетности всего происходящего со мной и в мире, что меня окружает. Не могу отделаться от ощущения, что само мое существование очень сильно напоминает какой - то изощренный, завуалированный вариант троллинга неких высших сил. Однако, самобичевание не помогает, сказывается отсутствие каких либо эмоций. Пропади оно все пропадом! Кого - ты лечишь, пьяный мастер, здесь не к чему стремиться, материализм обвился своими щупальцами вокруг мыслей и самого нетленного, что может быть у человека - сознания. Бытие определяет сознание, но что если оно уже заражено догматами? Я против религиозного фанатизма, слепого следования вере, которая не подкреплена фактами и доказательствами ее истинной природы.
 
Существование человечества имеет ярко выраженную модель и каркас на котором оно строится. Все предыдущие и последующие поколения пустили здесь корни, тесно обосновавшись у края пропасти уходящей в самые недры ада, чернеющего под ногами проходящих во времени и уходящих на тот свет безымянными.
 
С рассветом атеизма пришли новые крайности и на горизонте возник новый Вавилон. Он возводился не спеша, постепенно закрывая своими исполинскими сводами небесные просторы. Спальные районы утопали в обилии многоэтажек, но все они были крошечными по сравнению с этим рукотворным Атлантом.