Брошенный мир или если бы кошки правили миром

Из-за чёрного горизонта, заполняя полнеба, выползало тёмно-малиновое солнце, окрашивая мир в алый цвет. Бесконечная, каменная пустыня засверкала кровавыми искрами кварца. Тени горных хребтов таяли, исчезая с прохладной и раскаляющейся поверхности.
 
Прошли миллионы лет, как люди покинули родившую их планету. Вначале они ушли жить в подземелья, спасаясь от дряхлеющего красного гиганта, увеличивающегося в размерах. Уже был испепелён Меркурий и яркой, золотой каплей мерцала по ночам Венера. Новые технологии: раздвоения пространства и теоретического бессмертия, позволили человечеству освоить пригодные для проживания планеты в уголках Вселенной. В авральной спешке не все животные были отправлены в другие миры, как того требовал:«закон милосердия к слабым». Некоторых не нашли и они оказались брошенными на погибель. Такими забытыми были: Васька и Муська — прародители нынешних правителей мира, вращающегося на обречённой «песчинке» вокруг умирающей звезды.
 
Потеряв хозяев, кошки долго, но довольно успешно, эволюционировали. Продолжительность их жизни достигла тысячи лет, бывали долгожители живущие значительно дольше. Они изменились, научились ходить на задних лапах и опираться на хвост, как мифические кенгуру. Когти на передних конечностях выпрямились, стали эластичнее и толще. Появилась возможность ими манипулировать для письма и тонких работ. Сотни тысяч лет предпринимались попытки разобраться в человеческих хранилищах знаний. Всё было безнадёжно, пока не родился гениальный кот Борис. В детстве его звали просто — Барсик. В дальнейшем, когда он расшифровал значение цифр, таблицу знаков написания и получил звание:«Умникум», общество нарекло его Борисом. Достижения позволили быстро прогрессировать, доминируя над другими видами существ. Большая часть изобретений человечества была восстановлена и успешно использовалась.
 
В розовом, безоблачном небе, тихо парили перелётные флингеры, в термоакустических, кастрюлеподобных, матовых корпусах. По подземным геодонитовым автострадам мчали, в зелёном освещении, прозрачные «тапки» гратископы, утопая в ультразвуковом визге трущихся о гравитацию днищ. Находящиеся в околовременном измерении лежбища, имели выход в пешеходные тоннели и к парковкам гратископ, в настоящем.
 
Благодаря этому, два с половиной триллиона мявкающих особей, уютно существовали, не испытывая территориальных проблем, где им на ночь «воткнуть когти».
 
В захолустный кабак — «Львиный рык», с тросточкой и хромая на правую лапу, вошёл красавец кот. На его лоснящейся, с голубо-пепелным отливом шкуре, на могучей груди, красовались знаки отличия высшей степени.
 
Такими награждали за особые заслуги. Даже бывалые ветераны, изрядно налакавшись и устроив дебош, притихли и поприветствовали вошедшего. Поздоровавшись, великан проследовал к свободному столику в дальнем углу заведения. Заказав коктейль — «МышьЯк» и удобно усевшись в кресле он предался воспоминаниям.
 
Родившийся первым, котёнок так громко замурлыкал, что мама не задумываясь назвала его Мурзик. Из всего помёта Мурзя был самым крупным и прожорливым. Он постоянно ел, ел и ел, со временем превратившись в мохнатый шарик, — объект насмешек и издёвок сверстников. Однажды, когда он, разозлившись, отколошматил пятерых обижавших его старшаков, Мурзик понял:«Сила решает всё.» Отныне грозный Мурзилкин вид внушал страх и уважение. К нему мечтали подмыркаться самые симпатичные кошечки, добиваясь внимания и дружбы. Приняв сторону силы, он увлёкся единоборствами и достиг значительных успехов. Это позволило ему поступить и закончить элитное училище крысодавов. Возмужавшего Мурзика, повоевавшего в различных горячих точках, уничтожившего миллионы врагов, сослуживцы уважительно называли — Мурзила.
 
Вот уже пять месяцев, он, командир разведотряда«Ягуар», после тяжёлого ранения находился на лечении в госпитале. Отряд попал в засаду и был ликвидирован полчищами бешеных грызунов, а его в бессознательном состоянии, в крови, обнаружил подоспевший на выручку десант.
 
Во все времена у кошек было два основных врага: собаки и крысы. Если первые, сотни лет назад, покинули горячую родину, переселившись на прохладный Плутон и заключив перемирие, то вторые вели беспощадную войну за мировое господство. Серые вплотную приблизились к открытию ядерного синтеза и готовились создать атомную бомбу. Они изучили древнюю технологию «стелс» и их смертники, на парокатах, обнаглели — проникая незамеченными за пограничные, силовые поля, совершать теракты.
 
Последнее задание руководства было особенно трудным. Необходимо было обнаружить подземный полигон, где крысы готовились испытать ядерное оружие. Если они нанесут ядерные удары в нескольких местах, по расчётам более чем в двадцати и по 100 мегатонн каждый, то мощности энергетических, креодных установок, для отражения ударных волн не хватит. Поэтому сорвать вражьи планы было делом чести. Провал операции ставил под угрозу существование кошачества, и Мурзила переживал, что не сделал что-то очень важное. Предчувствие нехорошего угнетало. Войска империи, недавно, были приведены в полную боевую готовность, с максимальной опасностью уровня серого цвета.
 
Устав от раздумий, Мурзила встал и поспешно вышел наружу, в пешеходный тоннель. На столе остался нетронутый коктейль и треугольная замчитовая пластинка, в оплату. Вечереет, надо торопиться на верх, где на месте свидания, ждёт любимая киса — Марта. Сегодня он, точно, сделает ей предложение и возьмёт её за загривок.
 
На краю пропасти, жмурясь в лучах заходящего светила, на рыжем валуне, чуть тёплом в тени гладкого утёса, с одной стороны покрытым тёмно-синим, плюшевым мхом, сидели двое влюблённых. Молоденькая, трёхшерстная красавица, осторожно заглянула в пропасть:
 
— Как глубоко, даже дна не видно, — прошептала она, крепко держась за спутника. Который ей поведал:
 
— Ещё во времена людей здесь был водопад, пока наши старшие братья не забрали его с собой. Они всю воду с Земли, терраловыми полями, как пылесосами, вывели на орбиту и огромным ледником отправили к своему новому дому. Я это читал в секретном, архивном хранилище.
 
— Какой ты умный, Мурзилка, — легонько куснув его за ухо и лизнув в нос, мыркнула Марта.
 
— Нам ещё повезло, что глубоко в земной коре есть достаточно воды. — проворчал разомлевший Мурзила.
 
Он нежно обнял и прижал к себе кошечку. Указательным когтем ткнув в небо заурчал:
 
— Где-то там, в глубинах космоса, в созвездии «Убегающих крыс», на другом краю «Молочной» галактики, находится тройная звезда «Улиша». Туда ушли жить наши друзья и спонсоры — люди. «Мы должны найти их. Они потеряли нас и ждут.»- так учили, и завещали нам, Великие Васька и Муська. Их каменные памятники, в храме Справедливости, смотрят на нас с надеждой и укором. В этом столетии, учёный прайд надеется расшифровать в людских архивах:«Принципы срыва в пространстве и времени», и использовать это знание для дальних путешествий. В свои триста семь я ещё молод, полон сил и надеюсь дожить до этого. Милая! Я увезу тебя к человекам. Там мы попробуем молоко коровы и узнаем секрет рецепта «kitekat». Под «Вискаса» мы споём мартовскую трель на нашей свадьбе и совершим обряд сметаной, как наши предки.
 
— У нас будет два десятка очаровательных, пушистых котят, — улыбнулась Марта.
 
— Кстати, я ещё много чего могу, — замурлыкал Мурзила на ушко любимой, и взяв её нежно за лапку увлёк за собой.
 
Из-за горных пиков, затмив вспышкой солнце, поднялся грязно-белый, огненный гриб. Две взявшихся за лапы бегущих кошачьих тени, навсегда остались тёмным отпечатком на гладкой скале. Мир устало и безразлично погружался во тьму.
 
Проголосуйте, чтобы увидеть комментарии
Отказ от голосования во всех работах этого конкурса: 2