Препарировать Паланика или посторонним вход воспрещен


 
Запах нечитанных страниц - такой родной! Почти забытый. Неэлектронная новая книга лежит на коленях. Обложка: поверх салата из лососевых, мятных, кремовых, синих треугольников красуется человеческое ухо, маркированное биркой. И это логично, потому что автор книги - знатный членовредитель - Чак Паланик. Тот, чьи романы не обходятся без боли, грязи и сцен, провокационных не только постельностью. Так зачем я собираюсь читать это? Почему?
«При мысли о прозе Чака Паланика у меня возникает только одно слово - DISGUSTING. Отвратительно. Отвращение до приступов тошноты, до спазмов в желудке. И я никогда не смогу понять людей, которые называют книги Паланика своими любимыми. Я никогда не смогу понять, КАК можно ЭТО любить?!? Да там же сплошной мрак, сплошные уродства, неестественность... Мне не нравится его рваный стиль. Когда мысль он прерывает совершенно неуместными предложениями из прошлого или из будущего», - выдает всемирная сеть в ряду мнений по запросу «паланик отзывы». Надо отметить, высказывание не самое резкое.
Невольно начинаю прислушиваться к себе на предмет нормальности когнитивных функций. И заканчиваю, когда функции начинают шептать что-то про добрых докторов. И открываю антиутопию от Чака.
«Ссудный день»
США. Недалекое будущее. «Молодежный бугор» - резкий рост молодого населения в государстве, грозит социальными потрясениями, а потому правительство не находит лучшего выхода, чем отправить горячих нереализованных парней на войну на другом континенте. Небольшая ядерная ракета в центр сражения решила бы проблему. Но не судьба: грянул Ссудный день. Те, кого планировали похоронить с почестями, вышли на охоту, имея при себе Список самых ненавидимых народом персон. Несколько часов – и политики, журналисты, преподаватели, лидеры общественного мнения лишились жизни. И ушей. Ведь в новом обществе ухо - доказательство вклада в дело революции и единица рейтинга для распределения властных полномочий после Ссудного дня.
Жутковато, не правда ли? И это лишь вводные данные. Паланик есть Паланик - взять идею и довести ее до абсурда – черный гротеск. Когда страшное становится смешным, смешное – страшным. Когда читатель не может отвертеться от эмоций: отвращения ли, сочувствия, негодования, жалости. И кто-то не выдерживает накала страстей – плюет в книжку, предает анафеме писателя, а кто-то доходит до момента понимания, что автор действует от противного. Он заставляет через книжные образы увидеть себя, собственные мысли, ближних своих, общество в целом будто под микроскопом. Во всей не такой уж красивой красе. А дальше действуй сам. Может быть что-то получится изменить, сделать мир чуть лучше.
Перелистнув последнюю страницу романа, я решила не препарировать Паланика, чтоб оставить интригу тем, кто все-таки иногда читает страшные сказки, и поняла, что так и не поняла, стоит ли посетить врача.
 

Голосовать

Общая оценка
7.33

Проголосовали