Тобол" - исторический роман на злобу дня


Двухтомный роман-пеплум Алексея Иванова «Тобол» - грандиозное полотно на полторы тысячи страниц. Поначалу он прямо-таки оглушает читателя обилием исторических, географических, этнографических фактов, названий, имен... Надо проявить незаурядную читательскую выдержку и упрямство, и тогда постепенно начинают вырисовываться держащие сюжетные линии, главные герои, подоплека конфликтов, их развитие и хитросплетения. Если сказать просто, эта книга - о заселении присоединенных земель Сибири, богатство коих во времена Петра Первого еще не было в полной мере осознано, недра - не изучены, реки, озера, горы и леса не нанесены на карты.
В романе, между прочим, целая детективная история с рождением Карты, особая сюжетная линия, в которую вплетены и шпионские происки шведов, и наивные хитрости остяков, отмечающих путь к своим селениям особыми лесными пометками, и устремленность русских талантливых художников-самородков, кропотливо заносивших все географические сведения в свои книги. По этим разнородным и не имеющим единого масштаба свидетельствам можно было скорее заблудиться, чем отыскать нужный объект. Да и что там, в бескрайней тайге, можно было отыскать? Пушнину и золото, какое еще может быть богатство в те стародавние времена! А к ним ходят особыми тропами...
И вот в эту дикую глушь, за известными и еще неизведанными богатствами, государство отправляет преступников и раскольников, пленных шведов и чиновных людей, воинские подразделения и ученых мужей. Самотеком являются монгольские орды, русские разбойничьи шайки, китайские воинские отряды и бог знает кто еще! В этом плавильном котле оказываются смиренные остяки и манси, хитрые торгаши-бухарцы, немцы, христианские миссионеры...
Все они молятся своим богам, у каждого свой личностный интерес в этом диком и плохо управляемом из центра удаленном крае. Царь Петр жаждет от Сибири прибыли, шлет туда управителей и ревизоров, но все они неизбежно пропадают там, как в Бермудах... То есть не физически, а просто уходят в отрыв от государства и его интересов, каждый преследуя свою личную корысть.
Невольно вспоминается хорошо нами усвоенное: "Прежде думай о Родине, а потом о себе". В противовес этому постулату либералы сегодня провозглашают приоритет индивидуума, здоровый эгоизм! Вот и в романе Иванова главенствует этот принцип. Губернатор Гагарин затевает предательскую игру с Китаем, дабы обеспечить себе торговый интерес мимо государевой казны. Воинские подразделения грабят охотников-остяков, разоряя селения. Чиновники всех уровней и ведомств берут взятки, а ревизор грабит их...
Все очень колоритно, все как-то очень знакомо, правда, больше крови, грязи, варварства, чем в нынешних временах. На всех уровнях. Даже царь Петр, несущий стране просвещение, присутствует на пытках губернатора-казнокрада и взирает на них с таким же жадным удовлетворением, как монгольский хан на истязание пленных русичей. Страшная книга. Особенно в свете современных реалий, по ее странной соотносимости с бедствиями России.
Казалось бы, при нынешних средствах коммуникации, транспортных возможностях и мобильности власти, контроль государства над происходящим в отдаленных регионах в ХХ1 веке должен быть. Но положение с грабительской вырубкой лесов, контрабандой природных богатств, да просто с воровством бюджетных средств чуть ли не на всех строящихся объектах - мостах, дорогах, даже космодрома "Восточный" - поражает воображение. Тайгу чуть ли не под корень вырубили, действует безнаказанно хорошо организованная и вооруженная армада грабителей-контрабандистов, никакому ГУЛАГУ с нею не сравниться по жестокости и эффективности - и все это под крышеванием местных властей!
Приоритет индивидуума, эгоистичного обогащения установлен в наше время заново, и сахалинский губернатор Хорошавин, коррупционер и вор, уже выглядит современником и братом по крови Матвея Гагарина, что правил в восемнадцатом веке в Тоболе. Неужели 300 лет для истории, для нравственного прогресса человеческой породы - не срок?
Горько, но как и в стародавние времена, мечта созидателя, строителя встречает на своем пути непреодолимые преграды. Архитектор Семен Ремезов, который одержим мечтой построить в Тоболе кремль и храм необыкновенной красоты, должен ловчить, угождать, суметь понравиться губернатору, дабы приступить к строительству. Чертежи, земляные работы, материал не абы какой... семейные неурядицы и трагедии, - за этой эпопеей следишь с неослабевающим вниманием и сопереживанием. И осознаешь, что реализация высокой мечты в этом романе - главная держащая его нить. Да будет мне позволительна эта аналогия - долгая дорога Семена Ремезова к Храму освещает весь окружающий его хаос с бедственным и неправедным бытованием людей. С пониманием и снисхождением мы оцениваем и прощаем им невольные прегрешения. Они к этому Храму обратятся, есть надежда. Ведь архитектор добивается реализации своей мечты, это и современному творцу наука!
Неожиданно современной предстает в романе и любовь, выразительно прописанные любовные сюжеты поражают в этом историческом повествовании, пожалуй, больше всего. Может быть, как раз из-за того, что слишком разные в этот дикий край попадают люди, разных верований и житейского уклада, - нет единого свода правил для их бытования, (как, предположим, в викторианскую эпоху в Англии). Поэтому и любовь расцветает не зашорено, свободно. Все любовные истории в "Тоболе" потрясают внутренней правдой и психологизмом, женской раскрепощенностью.
...Остяк продает Айкони, одну из дочек-близняшек, юную, чистую, талантливо сведущую шаманскому искусству, русским воякам. То, что она переживает, невозможно даже представить. Но переживает, как зверушка, которая пока жива - живет, унижения и насилие ожесточают, но не убивают в ней душу, тягу к любви. На невольничьем рынке ее выкупает семья Ремезовых, добрых хороших людей. Отмыли, приодели, накормили. Нечаянно она встречает в этом доме пленного шведа Табберта, который из уважения к хозяевам погладил по головке служанку - и тут же в ответ на жест вспыхивает страстная любовь... И она, на взгляд этого европейца - варварка, оказывается выше его, честнее и чище в своей безоглядной любви. Она даже дом своих хозяев и благодетелей ради него поджигает, уносит для него ту самую ценную карту. Ничего нет выше такой страсти! А он, просто удовлетворяющий физиологические потребности, вызывает у читателя брезгливое презрение. И у Айкони в конце концов - тоже. Трансформация чувств у женщины таких далеких времен, в такой глухомани, не просто потрясает, благодаря мастерству писателя, этому преображению веришь.
В этом романе много историй безответной любви, но тот, кто любит, в силу своей безоглядной и самоотверженной преданности, вызывает восхищение. Это может быть и сосланный в Сибирь шляхтич, и старшая жена в гареме бухарца, и "таежный тюльпан", трогательная девочка-остячка. Не будь этих историй, роман потерял бы большую долю своей привлекательности и жизненной убедительности. А всерьез рассказанные чудеса, которые творят таежные духи и боги, верь в них или не верь, придают повествованию особый колорит и новую художественную окраску.
Кстати, это очень характерно вообще для романов Алексея Иванова. Он свободно вводит в повествование элементы фэнтези, и современный читатель в силу достаточного образовательного уровня так же легко распознает сказку и быль, они друг другу и ему не мешают. И читабельность, привлекательность сложной эпопеи, благодаря этому сказочному элементу, повышается.
Очень сильно впечатляет перенаселенность диких северных территорий, - какими они предстают в живописных романах Иванова. Оказывается, не только советские вожди ссылали в те края каторжан по всем уголовным и политическим статьям. Эта практика существовала в государстве ровно столько, сколько оно существовало, во все времена! И оно озадачено этим до сих пор - иначе что означает инициатива сегодняшних властей оделить всех желающих дальневосточным гектаром? Так и хочется размазать, как масло по бутерброду, имеющееся население по всей необъятной территории! У ближних соседей Сибири людских ресурсов явно больше, и они потихоньку перетекают на российские богатые земли. Как с этим быть?
Даже в стародавние времена ясно было, что северные территории - богатство, которым следует дорожить. Помните утверждение Ломоносова, что "Российское могущество будет прирастать Сибирью"? А уж после проведенной в советское время повсеместной геологоразведки - это и вовсе аксиома! И как же это богатство удержать, чтобы не уплыло в чужие руки? Охотников-то до него немало!
Иванов в "Тоболе" рассказывает о строительстве крепостей, храмов, о миссионерском насильственном движении. Явных и скорых плодов эта мера не дает, но для тех времен это - действенный путь. К нему возвращаться, крепить государство православием в нашей по-прежнему многоконфессиональной стране? Или утверждать, что Россия – страна православная с религиозными меньшинствами и малыми верованиями? И этот вопрос оказывается актуальным!
Проблематика романа многогранна: вопросы нравственности, соотношения добра и зла, власти и подчинения, гражданского самосознания и предательства, ответственности за свое дело перед вечностью - и сиюминутными расчетами. Роман огромен даже не по размерам, а по содержанию, осмыслить его и воспринять не так-то просто.
Но я категорически не согласна с критиками, которые обвиняют Иванова в том, что он просто вывалил на читателя массу фактов, событий, героев. Да, архитектура его произведения сложна, требует вдумчивого постижения, но обретенное в результате богатство того стоит.
Есть произведения, к которым не худо возвращаться и по мере собственного созревания. Книга ведь пишется не только для развлечения, но и для умственной работы. Иванов в своем романе -пеплуме "Тобол" дает для этого хорошую пищу.
Только что завершились съемки фильма по этому роману, это хороший побудительный мотив еще раз обратиться к эпохальной книге. Или подступить к ней впервые. В фильме ведь неизбежны потери, как при всякой экранизации, а чтение подарит вам огромное наслаждение.

Голосовать

Общая оценка
8.6

Проголосовали