Я больше туда не вернусь

Я больше туда не вернусь
Чему бы ни учили человека, невозможно добиться высоких результатов, если не верить в него, не замечать достижения, маленькие победы и не вкладывать хоть толику восхищения даже крохотным успехом.
 
Заветная мечта Карины учиться играть на фортепьяно, стала реальностью четыре года назад. Она старательно изучала нотную грамоту и часами отыгрывала музыкальные произведения, которые подбирал Антон Андреевич, её преподаватель. Она была невероятно счастлива первые три года обучения, а после её музыкальная стезя, постепенно превратилась в череду постоянных упрёков и недовольств учителя.
 
— Ты самая ленивая и бездарная моя ученица. Я потратил впустую много времени. — раздражённо восклицал он и бил линейкой по рукам своей ученицы. Не сильно, но достаточно, чтобы обидеть.
Карина была сбита с толку. Она точно знала, что играет с листа безупречно, даже достаточно сложные произведения.
Однако учитель не допустил её до участия в отчётном концерте, где учащиеся музыкальной школы "Камертон' показывали, чему научились за год. Многие из них играли хорошо, но были и те, кто постоянно сбивался. Чуткий слух Карины слышал все недочёты, а её учитель аплодировал и выглядел вполне довольным.
 
На следующий день, набравшись смелости, она решила выяснить причину столь чрезмерной строгости учителя.
— Ты играешь ни о чём. Просто бьёшь по клавишам в нужном порядке. Это трудно назвать игрой. В итоге, я не вижу никакого прогресса. Неужели ты не понимаешь, как скучно звучит мелодия из-под твоих рук? Или ты глухая?
 
Грубость учителя сильно обидела девочку. Вытирая ладошками слёзы, она выбежала из класса, хлопнув дверью. Посидев на лавочке в небольшом сквере, который прилегал к музыкальной школе, она успокоилась и решила извиниться за своё поведение.
Возвращаясь в класс, она услышала знакомые голоса из учительской.
Антон Андреевич беседовал с Мариной Сергеевной. Они были не просто коллеги, но и старые друзья.
Карина решила дождаться своего учителя и села на стул возле приоткрытой двери.
— Мариш, ты не могла бы послушать мою Каринку. Меня откровенно бесит её игра. Она мне кажется фальшивой, как дешёвый спектакль. Стучит пальцами по клавишам, как оголтелая. И вроде правильные ноты, а слушать невмоготу. — обратился Антон Андреевич к своей подруге.
— Ну, что ты, Антоша, она же не может играть на твоём уровне. Будь снисходительней. Я послушаю, конечно, если ты просишь, но я уверена, что ты прав. Ты же у нас особенный. Не один из толпы...
 
Дальнейший разговор Карина не слышала. Волна негодования и разочарования захлестнула её сознание. Она хотела только одного: забрать свою папку из класса и поскорее покинуть это ненавистное место.
 
Она схватила папку и направилась к двери. Вдруг резко остановилась, швырнула папку на стол и села за фортепьяно.
 
Впервые она играла по памяти, не думая о том, какие клавиши нажимают её натруженные пальчики. Перед глазами всплывали картины обид, слёз и страданий из-за бесполезности всех трудов, которые так и не оценил тот, чьё одобрение стало смыслом жизни.
 
Карина была так увлечена, что не заметила, как в класс вошли Антон Андреевич и Марина Сергеевна.
Они переглядывались и перешёптывались, но девочка не обращала на них внимания, а играла и играла, выплёскивая всю накопившуюся боль. Через некоторое время слушатели удалились, обсуждая услышанное.
 
Карина ещё играла, когда в класс вошёл Пётр Иванович. Ходили слухи, что он работает в музыкальной школе "Камертон" с момента её открытия. Он подошёл к юной пианистке и сел рядом. Карина тут же прервала игру. Ей стало неловко, что маэстро, как называли его между собой все обитатели школы, услышал её никчёмную игру.
— Молодец, девочка! Играй, милая, играй. Возможно, тебя ждёт успех.— сказал Пётр Иванович и ласково улыбнулся, отчего морщинки вокруг глаз стали глубже, а в глазах мелькнул добрый свет.
Но даже неожиданная похвала маэстро, была не в силах вернуть самообладание расстроенной девочке.
 
— Нет. Не ждёт меня ничего. Я ленивая бездарность, которая зря тратит время учителя. — вздохнула Карина и вышла из класса, так и не забрав свою папку с нотами.
 
Дома она достала из ящика письменного стола свой девичий дневник и красным маркером сделала последнюю запись:
" Я
больше
туда
не вернусь!"