Лисье

«Не поднимай оружия!»
Зима. Занесены, завьюжены
следы. Лисья хитрость — высунуть
нос из норы в белобрысую
свистящую непогоду,
сроду не знавшую взгляда
безумнее страха.
 
Сахар — не горше охоты:
всё то же — до рвоты!
Щёлкнет затвор и оскал
в три броска — гнев животный,
сдобренный жаждой
своё доказать превосходство…
«Это ли скотство, урод,
научивший уродству?
 
Встанешь — я рядом,
сглотнёшь — перегрызено горло!»
Хрип, еле слышный,
на лисьем — бессмысленный:
— Полно!
«Жертвой невинной пред
жертвой виновной предстанешь —
жалкое зрелище!
Если, конечно же, встанешь…»
 
Сосны несносны:
шумят, прорастая вдоль неба
«Мне бы твоё равнодушие!»
В хрупкости снега
нет обречённости крепче.
Тем цепче потеря
смысла во взгляде
бегущего впроголодь зверя.