Начало

Грунт, принесённый ветрами с вершины пологой,
медленно превращается в камень,
медленнее — в дорогу,
ведущую от первого из холмов до любых континентов,
размеченных полюсов,
чтобы идущий осмелился обогнуть полюса.
Первыми песнями слышатся ранние голоса.
Первыми ласками теплятся ночи созревших блудниц.
Дети весталки кричат в окружении диких волчиц —
ищут свою хаотичным движением рук.
Высится с гордостью, чтобы однажды упасть, акведук:
так же бесславно, как воин, не знавший иных поражений,
кроме отыгранной смерти на благо бессмертной арене.
В первой поэме — война,
вне поэмы — войны развороты:
суша на море — без флота одни, у вторых нет пехоты….
 
… заплачет идущий к Петру,
возомнивший себя пилигримом,
что мир постигал, не постигнув рождение Рима.