Трамвай № 10

Трамвай № 10
«Шел трамвай десятый номер По бульварному кольцу. В нем сидело и стояло Сто пятнадцать человек» /С. Михалков/
Посвящается Ленинградцам
 
«Трамвай № 10»
 
По Петербургу снег идёт, а к вечеру с дождём,
с утра же всё наоборот, но вновь они вдвоём.
Такая выдалась зима: льёт с сентября по май…
А, по Литейному, звеня, плывёт пустой трамвай.
 
Десятый номер, прошлый век, прокуренный вагон.
Я ждал его, я ездил в нём, им управлял Харон.
Метелил чинно снегопад, не то что в наши дни,
туманным газовым огнём струились фонари.
Шёл гимназист из «Синема», урядник брёл в трактир
и с точки зрения царя был добрым этот мир...
 
Свободы тренд, тирана ль китч, фортуна, или рок -
не объяснить. Взорвал страну семнадцатый годок!
Народ простора захотел, сначала по чуть-чуть,
А после рельсы в узел гнул, свернув на новый путь.
У стен Финляндского толпа встречала Ильича
и по России растеклась кровища кумача.
Костры чадили, пьянь и брань - матросская гульба,
трамвайный перебила звон ружейная пальба,
Шёл брат на брата, было так: «Тот, кто не с нами - враг!».
Повешен этот, а того «Максим» скосил в овраг…
И понапрасну бил в набат звонарь «За Первомай»
Снимали рельсы на мосту и не ходил трамвай…
 
Шабаш гражданской, вновь стучат колёс маховики
Но тише, тише… вот тот дом, где видно Соловки.
Туда везли на воронках людей из ночи в ночь,
там головную боль свинцом умели превозмочь.
У Ленинграда до войны был сытый вид и цвет,
Но в пять минут за пару слов давали десять лет!
 
Потом блокадная зима, мешки с песком и смерть
трамваи вмёрзли в чёрный лёд, в стоическую твердь.
И голодом на пустоту, на мёртвый гордый мир
смотрели окна с этажей разбомбленных квартир…
Сирены вой, прожектора, да пульса метроном
И ежедневный, страшный путь - набрать воды бидон.
Но всё ж весной, поправ войну, разруху и обстрел
Надеждой выживших на жизнь трамвайчик зазвенел!
 
Пришла победа счастьем слёз изломанных судеб,
мир возвращался на круги, а в магазины хлеб.
Кто пережил, кто уезжал, кто въехал вместо тех…
А немец пленный рельсы клал добротно, без огрех…
Бинты снимали с окон, с тел, сажали молодняк,
и разбивали скверы там, где дом разрушил враг…
Звенели гильзы по весне, отмытые Невой
и долго ржавчина войны звала сапёров в бой.
 
Всё дальше, в новый календарь, по шпалам мир катил.
Трудился город, слушал джаз, ходил в кино и пил.
Станки, рекорды, урожай пестрели в новостях,
А я с авоськой и страной стоял в очередях…
По пятилеткам, как по пням, народ в болото вёл
какой-то съезд КПСС, профком и комсомол.
От коммуналок до хрущёб на кухнях мат и смех,
Но было поровну всего. Трамвай - один для всех.
План «выдавали на гора» заводы и НИИ,
Читали в центре областном, культуру берегли.
 
Жил я на Лиговке блатной, у самого метро
и всё ж ему предпочитал трамвайное нутро.
Ходили «машки» не спеша, случалось долго ждать,
Зато, забившись у окна, мог целый час дремать.
Маршрут петляя через мост на Охту вёз народ:
работа – дом, по вечерам, с утра - наоборот…
Дождь регулярно стёкла мыл, снег в двери залетал
и незаметно город наш вновь Петербургом стал.
 
Потом не важно, а важней почём и где купить
Как до зарплаты дотянуть, что есть и чем лечить.
Оброс ларьками город-порт, погряз в торговле с рук
и очень многим рынок-тварь устраивал каюк.
Одних водяра унесла, других увёл гашиш.
В ночных разборках со стрельбой слетело много крыш.
Цвели малиной пиджаки в бандитских кабаках
и не рожали, и, увы, жизнь мерили в деньгах.
Дурела и жирела власть, пил в баньке прокурор…
Хотелось по Москве-реке пустить пяток Аврор!
И было стыдно за страну, за тех, кто победил…
Как докатились, как дошли, кто мОзги задурил?
Лихие годы: девять ноль, пародия на НЭП.
Старушку помню, что тайком брала в столовой хлеб.
 
Бежала и менялась жизнь, как ток по проводам.
Я много стран исколесил, бродил по городам
Там нрав иной и языки, но схожесть есть фонем
«червонец» часто вспоминал, садясь в цветастый tram.
И удивляясь чистоте, улыбкам глаз и лиц
Всегда по Питеру скучал в плену чужих столиц.
Откуда эта боль и страсть к болоту и гробам?
И к мириадам кирпичей по невским берегам?
От бывшей улицы Надежд, от жёлтых фонарей?
От необузданных никем АнИчковых коней?
А может с прадеда - купца, да из блокадных зим,
когда из всей большой семьи жизнь выпала двоим…
От мамы с папой, это факт, их город обвенчал.
И от трамвая, что меня баюкал и качал…
Со школы, или с ЛГУ? Не важно, всё одно:
Я здесь уже всегда живу и нынче, и давно.
Перебирая пыль веков по адресным столам
прабабку Машу отыскал средь прочих светских дам…
 
Но время не приемлет схем, и остановок нет.
Сменился транспорт от и до фольцвагенских карет.
Такси, конечно, не трамвай, о чём тут говорить.
Везёт до двери и быстрей, лишь успевай платить.
И всё же, всё же рельсы – путь, столетий колея,
блестит железом, а под ним брусчатки чешуя…
 
То едет город, то стоит под светофор Кремля.
Всё для народа, говорит, стоящий у руля.
И верю я, билетик взяв, правительство не врёт…
Наш бронепоезд о-го-го и если повезёт
до светлой пенсии дожить, не выжив из ума,
в трамвае буду круглый год кататься задарма!
На инвалидные места пристроив щуплый зад
я попрошу: «Вези меня, вагончик в Петроград…»
 
Век двадцать первый, цифровой, прогресс, но та же суть:
мы едем дальше, как трамвай, и с рельсов не свернуть.
Комфортней стало, кассы нет, кондуктор с южных гор…
«Вам выходить - мне говорит небесных сфер суфлёр -
Уже пора в обратный путь, колечком из трубы…»
И я иду сквозь суету невидимой толпы.
 
Блестят рекламные щиты, меняет цвет неон.
По Петербургу снег метёт, наверно это сон:
«Извольте барин, в первый класс, оно почти как рай»
Десятый номер вновь идёт, теперь по Колонтай…
 
 
 
Январь-февраль 2020г.
 
Примечания:
(увы, такие времена, что некоторое, прежде всем известное, теперь требует рашифровки, впрочем можете не читать ибо...)
 
«Максим» - станковый пулемёт 1910/1930г.;
«От бывшей улицы Надежд» - ул. Надежденская, ныне ул. Маяковская;
«тот дом, где видно Соловки» - «Большой дом» Литейный пр. дом 4, управление НКВД в годы сталинских репрессий, в свою очередь Соловки - СЛОН - Соловецкий Лагерь Особого Назначения;
«пустить пяток Аврор» - крейсер «Аврора» символ Октябрьской революции 1917г.;
«до фольцвагенских карет» - легковые автомобили фирмы Volkswagen весьма популярны в СПб.
«НЭП» – новая экономическая политика, проводившаяся в Советской России и СССР в 1920-е годы;
«КПСС» - коммунистическая партия Советского Союза;
«НИИ» - научно исследовательский институт (в данном случае читать институты - мн. число)
«Читали в центре областном» - в советское время Ленинград по статусу был Областным центром, что всегда веселило интеллигенцию, как Москвы, так и Питера;
«ЛГУ» - Ленинградский Государственный Университет, ныне Санкт-Петербургский;
«Ходили «машки» не спеша» - «машка» народное название трамвайного вагона ЛМ-68 выпускавшегося Ленинградским трамвайно-механическим заводом с 1973 по 1988 год;
«Tram» (англ.) - /трэм/ трамвай;
«по Колонтай» - улица в С-Пб на правобережье;
«Санкт-Петербург» - с 1703 по 1914год и с 1991 года;
«Петроград» - с 1914 по 1924г;
«Ленинград» - с 1924 по 1991г;