Деревья

С топориком- к берёзкам в хоровод
Меня молва народная внесёт:
Мол, видели тебя в полночный час
У этих соблазнительниц не раз!
 
Соперницы... Естественно милы,
Достойны высочайшей похвалы,
Податливы, покорны и чисты.
Божественны изящные листы.
 
Желанные- для встреч наедине,
Которые готовишь ты не мне...
Укроюсь, затеряюсь средь берёз.
Вам отомстить настроена всерьёз,
 
Упрячу за стволами глаз тоску.
Прижму листок берёзовый к виску,
Вдохну свободы свежий аромат
И зарыдаю... Глупо... Невпопад.
 
Тоска-печаль развеется едва-
ВСЮ РОЩУ ИСКРОМСАЮ НА ДРОВА!
 
Таша Беловежская «Женское жестокое»
 
 
Иду с пилой к разлучникам-дубам.
Хотят пить сок замученной берёзы.
Им иссушить мне милую не дам.
Упорно тянут корни к ней, стервозы.
 
Она одна. Никто не защитит.
Гнут спину ветры, хлещут ливни, грозы
дрожь вызывают. Полнит счёт обид,
гнетёт ожесточенье зим морозных.
 
Дубы наглеют с каждым днём, прильнув,
облапить белоствольную, желая,
закрыв собою свет, отнять весну
у листьев распускающихся мая.
 
Берёза жаждет видеть жениха,
скрываемого, пошептаться, с клёном,
ей милым. Подбирается ольха
к нему. Поддастся ушлой, несмышлёный.
 
Спилю ольху и повалю дубы.
Мне, старцу, кто бы так подмог кабЫ
десятка три годков тому назад!
Лишь сны минувшее преобразят.