Вверх тормашками

Хоть бы мне за это потом ничего не было.
Хоть бы не было.
Господи, я клянусь Тебе Твоими солнцами, небами,
Своими не разогнутыми коленями,
Своим страхом, своим стыдом на любовь обменянным.
Я клянусь, что не выдам нас, всех, участников,
Занимающихся счастьями.
 
Ни Тебя, подарившего нам взгляд, секунду, прикосновение.
Ни себя, опустившуюся до умопомрачения.
Ни его, дурака, возомнившего себя богом,
Дерзнувшего ра́и придумывать, создавать, давать их потрогать,
Любящего меня по-мальчишески, по-отцовски, по-божьи,
Может ещё и больше,
Убивающего своей животворящей любовью.
Господи, он что ли в сговоре с самим, с Тобою!
 
Я не выдам вас обоих. Не выдам. Никому на свете,
Ни тому, ни этим –
Ни людям, ни дьяволу.
Клянусь мокрыми спинами, сброшенными одеялами,
Твоим крылом, Господи – той маленькой комнатой,
Своими губами, что и сейчас, лишь бы не вскрикнуть, сомкнуты.
 
Я не выдам. Я заберу этот космос с собой в могилу.
А Ты, Господи, просто немного ещё помоги нам.
Переверни свою Землю вверх тормашками,
С крышами, куполами, крестами, башнями,
Переверни, чтоб мой дом оказался в его краю далёком,
Намотай тысячи своих километров себе на локоть.
Что Тебе стоит!
Всё в этой жизни – бессмысленное, пустое.
Кроме любви Твоей, Бог мой, меня народивший.
Забери все свои поля-хлеба, сады-вишни,
Во́ды-воздухи, кро́ви-движения.
Оставь мне только себя. В его отражении.