Русский офицер

Карташова Т.В.
 
РУССКИЙ ОФИЦЕР
(поэма)
Нет большей чести для меня,
Чем честь быть русским офицером!
В пучине вод, в пылу огня -
Всю жизнь быть словно под прицелом!
 
Нет большей чести для меня,
Чем честь быть русским офицером!
«Умом Россию не понять!» -
Ей правдой служим мы и верой!
 
Прости меня, моя семья, -
За дни тревожные, за нервы…
Нет большей чести для меня,
Чем честь быть русским офицером!
1.
На деревню Воробьёво
Прибыл школьный стройотряд.
В этот год клубники много,
А рук нет, чтобы собрать.
Выход предложил сам город –
Старшеклассников занять.
 
И потеха и работа,
Вся плантация шумит,
Всем озорничать охота,
Даром, что жара стоит!
И была в самом разгаре
Деревенская страда,
Школьники не подкачали,
Но в стране стряслась беда…
Череда лесных пожаров
Маршем по земле пошла,
Всё горит – деревни, сёла,-
В дыму тонут города…
 
Заодно и в Воробьёво
Заглянуть решил огонь,
Оказались люди скоро
В тисках дыма с трёх сторон!
Срочно школьников собрали –
В город надо отправлять,
Но троих не досчитались,
Стали по домам искать.
Тут две бабушки сказали:
- Парни в лес ушли гулять!
Они утром узнавали,
Где бы шишек им набрать.
- Что, с работы убежали?
Заблудилися, видать…
- Ох, бедняжки городские!
Где же выйти им одним –
Лес в огне и солнце скрыло
Дымом плотным и густым!
2.
В поисках мрак ночи тает,
Наступает день опять.
Группу срочно собирают –
Надо выручать ребят!
-Кто за главного? Слыхали?
- Да Петрович, говорят…
- Сам Петров? Тогда полдела!
- Считай, парни уже здесь!
Утро всё толпа шумела…
- На дорожку, что ль присесть?
Все затихли, помолчали,
Добровольцы в лес пошли,
Лёгкие б не подкачали –
Тяжело сквозь дым идти…
 
Да, нескоро сюда будут
Вертолётчики с водой…
Стонет лес, горит повсюду,
Смог стоит над головой!
Скоро стали задыхаться
Сами поисковики,
Им Петров велел добраться
Краем леса до реки,
За него не волноваться.
Согласились мужики.
Сухари переложили
Все к Петровичу в рюкзак:
- Ты смотри, Максим, живыми
Матерям верни ребят!
Тот кивнул и растворился
В гуще леса, как мираж,
Жить в бою всю жизнь учился,
Личный опыт – свой багаж!
3.
Минул час, другой уходит,
Лёг на землю подышать.
Смотрит – след и свежий, вроде…
- Только бы не опоздать!
Нет, пока что не подводит
Чутьё верное меня…
Пятьдесят шагов проходит:
- Это что там за возня?!
Вы чего, сдурели, братцы?
Перегрелись у огня? –
Разве время теперь драться?
Посмотрите на себя!
К людям надо выбираться
И не тратить время зря!
- А вы кто такой? Охотник?
Где ружьё тогда у вас?
- Я – военный, подполковник,
Вы слыхали про спецназ?
Ситуация такая,
Скажу прямо, без прикрас:
Огонь – враг, он наступает,
Время тоже против нас.
 
Ну-ка, быстро ноги в руки,
Отряхнулись и вперёд!
Ищем вас вторые сутки
С двух сторон огонь идёт.
 
Развернул военный карту,
Что-то в компасе нашёл
И всю юную команду
За собой сквозь дым повёл…
Полтора часа бежали
За Максимом пареньки,
Без воды совсем устали,
До ручья едва дошли.
Но не дал он им напиться
Влаги сладкой, ледяной:
- Захотели простудиться?
У меня запас есть свой.
Протянул им два баллона
Тёплой питьевой воды,
Сухарей достал немного
И пакет сухой лапши.
Зубы дружно захрустели,
Были рады школяры,
Вмиг баллоны опустели –
Пить хотелось от жары.
Подполковник через марлю
Воды новой в них налил:
- Я в рюкзак бутыли ставлю,
Чтоб в ручье никто не пил!
 
Мускулистый, коренастый,
С добрым взглядом серых глаз,
С таким встретиться опасно
Врагу, друга - не предаст!
- Мы, ребята, ненадолго
От огня оторвались,
А передохнуть немного
Не мешало бы, кажись.
Вы скажите-ка мне толком,
Зачем в лес-то забрались?
 
Пареньки слегка замялись:
- Да чего тут говорить,
Мы огонь тушить пытались,
В лес за шишками зашли,
Ну, а он дымит, пылает –
Заблудились сразу мы.
Ночью лишь чуть-чуть поспали:
Жутковато здесь одним.
А вы как нас отыскали?
Ведь кругом огонь и дым!
- Если честно, сам не знаю,
Я, как зверь, учуял вас.
Думаю, пора настала
Познакомиться как раз.
Я – Петров, Максим Петрович,
Можно просто – дядя Макс.
- Я – Сергей!
- Я – Вовка Хомич,
Самый младший с нами – Стас.
Нам с Серёгой по пятнадцать…
- Ну, совсем богатыри!
А чего полезли драться?
Сговориться не могли?
Ссоры – это всё пустое,
Как на лужах пузыри,
Дружба ваших драк не стоит -
Это – к бабке не ходи!
4.
Все вздохнули, помолчали.
- Призадумались, гляжу
Был и я таким вначале,
По себе других сужу.
Если любопытно стало,
Вам про детство расскажу.
Я – дитя шестидесятых,
Дружбой свято дорожу.
 
Вообще, я рос в детдоме,
Хотя знал отца и мать.
Да недолго на раздолье
Мне пришлось озорничать.
 
Был отец мой пограничник,
Рубежи страны берёг.
Он по жизни был отличник
И с детьми был добр, но строг.
Он ловил шпионов, лично
Доставляя их в острог.
 
Да, ребята, неизвестно,
Как бы путь сложился мой…
Если б не шальная пуля,
Я не стал бы сиротой:
Был в ту ночь он в карауле,
Утром не пришёл домой…
Тут и матушку родную
Пневмония унесла:
Весной в речку ледяную
За бандитами пошла.
Поплатилась за купанье,
В мир отца перебралась,
За моё же воспитанье
Сразу Родина взялась.
Вот в такой семье геройской
Рос я ровно восемь лет.
От родителей остался
Мне семейный наш портрет…
 
Долго привыкал к детдому,
Плакал по ночам сперва,
Каждую минуту помнил
Своего отца слова:
«Надо быть, Максимка, стойким,
Доводить всё до конца,
Избегать корысти горькой
Пуще красного словца.
Надо, сын мой, научиться
Дружбу верную блюсти.
Если вдруг беда случится -
Друг не может подвести!»
 
Руководством был в детдоме
Для меня дневник отца.
Он, как чувствовал, что должен
Свой завет мне написать.
Фронтовик закалки старой,
Рыцарь чести и добра,
Жизни он держал удары,
Смел и тверд был, как скала.
Ровным почерком тетрадку
Он до корки исписал.
Всё, что было, по порядку,
Чтоб я помнил, чтобы знал:
Кто такой, откуда родом,
Как я должен поступать
День за днём и год за годом,
Чтобы Человеком стать.
«Человеком быть непросто:
Только потом и трудом
Это звание даётся,
Коль по совести живём…»
 
Вот так каждый день общался
Я с невидимым отцом,
Я на дневнике поклялся,
Что не стану подлецом,
Что служить я буду честно
Своей Родине, стране,
Человеком стать полезным –
Вот мой путь и мой удел.
Я рождён был стать военным:
Книги про ЧеКа читал,
И за слабых откровенно
Заступался, не молчал.
В школе я постичь старался
Все науки целиком -
Для себя. Я не пытался
Первым стать учеником.
Я любил литературу,
Математику, язык
И, конечно, физкультуру –
Без неё какой мужик?!
 
Я про деда в эти годы
Много нового узнал.
Мой отец, как «вождь народа»,
Молоком меж строк писал.
Как-то над костром в лесочке
Я дневник взял почитать –
Между строк другие строчки
Бледно стали проступать.
Ярче разгоралось пламя,
Ночной воздух свеж и чист,
Ясно слышалось шептанье
У ручья плакучих ив…
 
5.
Тут прервал воспоминанья
Едкий дым и веток треск.
И Петров без колебанья
На сосну большую влез.
- Окружает нас, ребята,
Снова огненный угар,
Покидать пора засаду,
Кто сегодня санитар?
Намочить водой рубахи!
Вокруг носа намотать!
Не ползём, как черепахи!
Все за мной! След в след ступать!
 
Пригорюнились герои,
Зубы стиснули и в путь,
Командир один, их – трое,
Вчетвером уж как-нибудь…
 
Через два часа усилий
Он увёл их от огня,
Есть хотелось – не просили,
Только б жажды жар унять!
Тара быстро опустела
Ещё ровно час назад,
Вся команда пропотела –
Надо влагу восполнять.
 
Лес остался за спиною,
Вышли в частый березняк,
Чуют все между собою
Земляники аромат.
Подполковник улыбнулся,
Подмигнул, «отбой!» сказал,
Но никто не шелохнулся:
Силы марш-бросок забрал.
И уставились с мольбою
На него три пары глаз,
Ни рукою, ни ногою
Им не шевельнуть сейчас.
Делать нечего, по горсти
Ягод каждому собрал,
Взял рюкзак и скрылся вовсе –
Искать воду убежал.
 
Вечером команда вышла
К небольшому озерцу.
- Что, ребята, вас не слышно?
Вам унынье не к лицу!
Отдохнём сегодня ночью,
Завтра берегом пойдём,
От огня наш бег окончен,
Скоро к людям попадём.
Парни тяжело вздохнули
И купаться собрались.
- Только чтоб не утонули!
А в ответ – фонтан из брызг!
 
Принесли на ужин раков
Городские сорванцы,
Отварили раков с «таком»
И щепоткою сольцы.
- Дядя Макс, а что про деда
Вы тогда узнать смогли?
Почему с таким секретом
Оказался тот дневник?
Подполковник усмехнулся
И задумался на миг:
Было время, не коснулся б
Этой темы он при них…
6.
- Про Дзержинского слыхали?
Феликса Железного?
Сделал, парни, он немало
Для страны полезного.
Кто-то должен был границы
От шпионов защищать,
За простой народ вступиться,
Негодяев наказать.
Каждый от страны советской
Свой кусок хотел урвать:
Молодому государству
Сложно в мире устоять.
 
Создавалась им и крепла
Всероссийская ЧеКа,
Ох, ценна была победа,
Если кровь не пролита…
 
Дед мой славным был чекистом,
Всю Гражданскую прошёл,
От злодеев страну чистил,
Он народ свой не подвёл.
Не давал мой дед пощады
Мародёрам и ворам,
Лучшей для себя наградой
Слёзы радости считал
Тех, кому помог он делом,
Не пустою болтовнёй.
Подлецов ловить умело
Научился предок мой.
И когда Железный Феликс
Долго жить нам приказал,
Место занял страшный Генрих,
Лагерь из страны создал.
Так остался сиротою
В юности и мой отец.
Дед был и в душе героем,
И за правду был борец.
Знак имел - «чекист почётный»
И безвинных защищал,
В ногу не пошёл с Ягодой -
Сам «врагом народа» стал.
Да чего там, про Ягоду
И Ежова толковать…
Много сгинуло народу,
Много… Всех не сосчитать!
 
Что, ребята, не продрогли?
Вы ложитесь-ка поспать.
Скоро день наступит новый,
А без сна где силы взять?
 
День и вправду был тяжелым,
Зазевала ребятня,
Но в глазах вопросом новым
Рдели всполохи огня:
- Ну, а дальше что же стало
С вашим маленьким отцом?
- В Казахстан его сослали
С моей бабкой, вот и всё.
Там война, его призвали
И на фронт в сорок втором.
Он с разведкой до развалин
Рейха третьего дошёл.
Очень скупо написал он
В дневнике о той поре,
Каждый день детей теряли
Матери в чужой земле…
А потом он на границе
Службу продолжал нести,
Через десять лет женился,
Чтоб корнями обрасти.
Поздно я у них родился…
Ну, да что там горевать,
Я отцом своим гордился,
Даже сиротою став…
7.
И накрыла одеялом
Ночь уставших беглецов,
Звёзды ясные сияли,
Сон стерёг Максим Петров.
Навевал бродяга-ветер
Запах гари и цветов.
«Главное, что целы дети.
Спите, хлопцы, сладких снов!»
 
Утром густо над водою
Белый набродил туман,
Пробуждался за спиною
Лес, как тёмный великан.
- Утро ясное настало,
Просыпайтесь, школяры!
Привести себя в порядок!
Что, заели комары?
 
Искупались, разогрелись,
Пожевали сухарей,
Тут же наскоро оделись
И пошли искать людей.
Берег был сначала твёрдый
И шагалось всем легко,
Километр через четвёртый
Распростёрлось далеко
Наше русское болото…
- Дядя Макс, куда теперь?
В лес идти? А вдруг огонь там?
- Надо карту посмотреть.
Прямо – топь, налево – чаща
И назад дороги нет.
Вот и новая задача:
Будем строить плот себе!
 
Что же, плот – не приговор,
Слава Богу, есть топор!
Есть верёвка, есть сноровка,
- Ну-ка, помогай мне, Вовка!
 
Сразу дело закипело:
- Ай да парни, молодцы!
За работу взялись смело –
Настоящие бойцы!
А вопросы, между делом,
Сыпались наперебой.
Знать про армию хотели
И про подвиг боевой.
- Как в солдаты вы попали?
- Почему военным стали?
- Много ли пришлось стрелять?
Одним словом, воевать?
И рассказ неторопливо
Подполковник продолжал:
- После школы, до призыва,
Я экзамены сдавал
В вуз столичный на истфак:
Умным должен быть военный
И служить не просто так,
А с умом, проникновенно,
Находя проблем исток.
Но сначала я солдатский
Должен был исполнить долг.
И с охотой, без опаски
Прибыл я в стрелковый полк.
Там полгода шли ученья,
Ныли ноги от сапог.
Через год дал разрешенье
Я на срочный перевод.
 
8.
Перебросили нас с другом
В боевой Афганистан:
Горы, плато тесным кругом,
Словно каменный карман.
Банды разные, душманы -
Ничего не разобрать.
БэТээРов караваны,
Только успевай стрелять!
Как-то раз, на перевале,
Нас беда подстерегла:
Там в засаду мы попали
Часа за два до утра.
Быстро кончились патроны,
Меня ранило слегка,
И душманы, как вороны,
Облепили нас тогда.
Помню, сильно пить хотелось,
Солнце жаркое пекло,
И плечо всё разболелось,
Всё распухло, затекло…
Я очнулся в медсанбате.
На душе светло-светло.
Белый ангел меж кроватей
Целый день порхал легко.
Я узнал, что нас отбили
У «злых духов» в тот же день,
В лазарет определили,
Так закончился весь плен.
А потом ещё полгода
Кандагар меня держал.
На моих глазах комвзвода
Свою ногу потерял:
Мины хитрые повсюду
Неприятель расставлял.
 
Что, ребята, приуныли
И повесили носы? -
Вчера сами выходили
Из опасной полосы.
Вы про плот наш не забыли?
Посмотрите на часы.
Брёвна все почти готовы,
Надо крепче их связать,
Будем с вами дома скоро!
А сейчас хорош зевать!
 
Наш комвзвода в жизни новой
Продолжает воевать!
Он с протянутой рукою
Не стоит, как истукан,
А вернулся он героем
В свой родимый Абакан.
Там открыл он для подростков
Школу боевых искусств:
Наш народ сломить непросто,
Коль здоров и крепок дух!
 
Возвращался я сержантом
К мирной жизни в край родной:
Ангел тот из медсанбата
Скоро стал моей женой.
Ещё там, в Афганистане,
Я свой путь определил:
После сложного заданья
Приглашенье получил.
Так незримого я фронта
Стал бойцом на много лет,
Отучился уж заочно,
Не меняя факультет.
Если выразиться точно -
Мной бы мог гордиться дед.
Много что потом бывало,
Был нелёгок новый путь.
Но чужого одеяла
На себя нельзя тянуть!
Было время золотое –
Сын родился у меня!
А в России снова горе
С грозным именем - Чечня!
9.
Я опять в командировке:
Долг святой зовёт меня.
И пятнистая спецовка
Вновь спасает от огня.
Сколько в той войне героев
Мать-Россия обрела,
Старше вас, само-собою,
Эх, проклятая война!
 
Я своих берёг мальчишек,
Думать их в бою учил.
Здесь цена ошибок слишком
Высока, а надо - жить…
Боевик – он враг жестокий,
Он нацелен убивать,
Он за деньги (и не только)
Мать с отцом готов продать!
Видимо, святая сила
Берегла меня тогда,
Ведь последним уходил я
Каждый раз из-под огня.
Был в отряде нашем, братцы,
Пёс по имени Агат:
Чуял за версту фугасы,
Тайники чеченских банд.
 
Я б ему звезду героя
С удовольствием вручил.
Никогда он с поля боя
Без ребят не уходил.
Жаль, покинул он нас скоро…
Бой в тот день тяжёлый был,
Пёс сержанта молодого
Телом всем своим прикрыл.
 
Над могилою Агата
Прослезился весь отряд,
Мы боялись за сержанта -
Так о людях не скорбят…
 
Вообще, в стране геройской
Вы, ребята, родились.
Это ложь, что патриоты
На Руси перевелись!
Хорошо бы, научились
Все народы мирно жить,
Обо всём договорились,
Только, вряд ли тому быть…
 
Я в тот год с тяжёлым сердцем
Город Грозный покидал:
За чеченского младенца
Друг мой Колька жизнь отдал…
До сих пор смотреть мне трудно
На его жену, детей.
Спит он мирно, беспробудно,
Воин Родины своей.
 
Так и служим мы, ребята,
Сыновей своих растим,
Твёрдо веря, что когда-то
Нас не смогут подвести,
И, как деды наши, свято
Будут Родину блюсти.
10.
На мгновение замолкло
Всё движение в лесу.
Макс смахнул три капли пота,
Что катились по лицу.
Улыбнулся виновато
И в бревно воткнул топор:
- Загрузил я вас, ребята?
Всё, отставить разговор!
Перекур, ай-да купаться!
Перекусим и - в поход,
Стас, Сергей, хорош копаться!-
На часок оставим плот.
Покажу я на примере,
Узел как вязать морской,
Может, вам когда на деле
Пригодится опыт мой.
 
Брызги, хохот и веселье –
Чудеса творит вода!
Это – счастье! Загляденье!
Это – жизни красота!
Три живых, здоровых парня,
Они молоды, бодры.
- Стой, мгновень-е-е! Ты прекрасно-о-о!
За работу, школяры!!!
 
Через час-другой усилий
Получился славный плот.
Парни жерди притащили –
Можно трогаться вперёд!
- Только берегом, ребята,
Мы не знаем глубины.
Судя вот по этой карте,
Скоро будем дома мы.
Три отважных капитана,
Руки быстро устают:
Плот тяжёл, силёнок мало,
Но стараются, гребут.
Позади уже болото,
Лес прозрачен стал на свет,
Солнце ниже всё, охота
Уж домой бы поскорей!
- Дядя Макс, вон там деревня!
- Вижу, вижу, молодцы!
Вот и ладно, курс на берег,
Мои стойкие гребцы!
 
Плот на сушу затащили,
Рядом бросили шесты,
И в деревню поспешили,
Чтоб обсохнуть от воды.
И пока уничтожали
Тёплый ужин беглецы,
Взрослые сигнал подали
В город: «Живы,- мол,- целы»,-
Чтобы транспорт высылали,
Да рубахи чистых три.
11.
Утром баньку истопили
Для мальчишек старики,
Пыль и копоть всю отмыли,
Вот что значит – «земляки»!
Нет душевнее на свете
Наших русских деревень:
Рады взрослым, рады детям,
И в беде помогут всем!
И, конечно, не осталась
Без награды доброта.
Бескорыстность, благодарность
Ходят под руку всегда.
Помощь сильных рук в хозяйстве
Очень в старости ценна.
Дров ребята накололи,
Наносили в дом воды.
Старики были довольны –
Макс крыльцо поправил им.
 
Только опустеть успели
Миски после вкусных щей,
За окошком тарахтенье
«Козелка» звало гостей.
Подполковник дал команду:
- Марш в машину, пацаны!
 
И хозяев на прощанье
Обнял крепко, как родных.
 
12.
Пыль дороги, лес и поле,
Молчаливы и грустны
По российскому раздолью
Домой едут школяры.
Что-то в каждом изменилось
За четыре летних дня,
Что-то важное случилось,
Может, это - след огня?
 
Город встретил их слезами:
Долго жаждала земля,
Мамы с мокрыми глазами
Обняли своих ребят.
Разошёлся не на шутку
Самый тёплый летний дождь.
Подполковник жмёт всем руку:
- Ну, бывайте, молодёжь!
Посоветую вам, парни,
С дураков не брать пример,
А как жить, решайте сами,-
Сказал и в машину сел.
У детей спросили мамы:
- Кто он?
- Русский офицер!!!