Чуднова Ирина


Я подумала об этом сегодня. Кубок и Клуб

 
13 апр в 8:47I. Клуб 

С самого начала я попала в Клуб на Поэмбуке случайно. С первого стихотворения. Сейчас бы не попала, это очевидно. Тогд...
I. Клуб
 
С самого начала я попала в Клуб на Поэмбуке случайно. С первого стихотворения. Сейчас бы не попала, это очевидно. Тогда был шире зазор доступа, припуск на швы, зона покрытия и т.д., и некая другая, в смысле перпендикулярная, поэтика тоже могла попасть в сферу интересного. Потом были времена азарта в конкурсах, когда поле неизучено, у меня всегда азарт. Всегда срабатывает пресловутое "а вдруг?", и за это время я научилась многому, я научилась находить в себе внутренние ресурсы, когда в очередной раз получаю от ворот поворот. Потом был период, когда звали больше поработать в конкурсах, чем получалось поиграть, ну, что ж, любишь кататься, люби и саночки возить. Отсудила, отмодерировала и провела я в общей сложности 48 конкурсов, а поиграла в 43. То есть, отработала с лихвой.
 
Есть у меня одна из жизненных стратегий -- пока ветер попутный, используй его. В общем, пока что нахождение в Клубе оценивается мной (в целом, а не под влиянием конкретного момента), как помогающий фактор. Хотя, не, скрою, последние две недели дались мне весьма тяжело. И в обще-человеческом смысле, и в узко-моментальном. Но буду решать проблемы по мере их поступления.
 
 
II. Кубок
 
Я всё ещё хожу в конкурсы. Причём разного уровня и на разных площадках. Осознавая особенности моей поэтики, участие в конкурсах -- это, с одной стороны, измерительный прибор, с другой -- возможность получить новых читателей. Причём и квалифицированных читателей (коллег по цеху и критиков, которые часто тоже коллеги по цеху, и в этом смысле -- два в одном) в том числе. Придирчивых и ревнивых, ковыряющихся в стихах, как свинья в апельсинах (ничего, переживём), удивляющихся и удивительных, тех, с кем можно поговорить о том, что мне интересно. Конкурсы в этом смысле, как большие авиационные хабы -- все большие авиакомпании там присутствуют и много маленьких, которые летают туда, куда не летает никто. Хочешь, чтобы тебя увидели интересные люди -- иди туда, хочешь сам увидеть интересных людей -- иди туда.
 
Да, я пока не научилась ходить в конкурсы без сердца. Когда читаешь других, оно нужно не меньше, чем когда пишешь своё. Но это ладно, пределы прочности я на этом Кубке увидела весьма явно.
 
Я понимаю, что моя поэтика "поперечна". Поэтому шанс что-то где-то выиграть минимален, но он есть. Можно случайно оказаться в нужном месте в нужное время. В том самом месте в единственно возможный момент и выиграть личный джек-пот. Или собрать какое-то количество призов поменьше. Своих личных призов. О важности которых начинаешь понимать через какое-то время.
 
Поэтому мне так важны комментарии, обратная связь. И я благодарна судьям, с которыми можно поговорить, хотя бы и в одну сторону. Голая цифра может означать что угодно. Хотя, это тоже интересно.
 
Я тут решила посмотреть, как сильно повлиял кол товарища Анкудинова, если вот удалить его оценки, скажем, у меня и у Галины Прудниковой, чудесным образом без этого судьи у нас с ней одинаковая сумма. А с его оценками -- Галина на третьем месте, а я на 21-м.
 
Я немного поудручалась вчера по этому поводу, а потом решила, что кол от Анкудинова -- это в сущности такой орден. Кстати, кола от него удосужились только я и Сергей Касатов, у которого стихотворение было весьма спорное, но какое же яркое! Так, что брат мой во анкудинове, Сергей, навставляли нам с тобой не за качество, а за другую группу крови. Этот кол можно носить, как орден, как ахматовские "лохмотья сиротства" (ака брачные ризы).
 
Конкурс -- это консенсус судейского принятия. Его можно рассматривать также по шкале симпатия-раздражение. Я словила своё раздражение, но и симпатий в этот раз было не мало, три раза по 13, дорогого стоит, где я ещё так заходила судьям?
 
В этом смысле я учла массу моментов, которые вызывают неприятие, да я наступила на множество грабель, и приходится учитывать это именно в конкурсах:
 
1. стихи на библейские темы ("я вытачивал тело твоё" играл в "Боги из машины", схлопотал там и от Анкудинова тоже, "Авель" так себе сыграл в финале "Горячего льда-2", все минусовали за технику, но, полагаю, это они попросту так вежливо обходили библейскость);
 
2. стихи с аллюзиями на классику и прочитанное ("Надмодернизм" играл в Весеннем Кубке 2018г., схлопотал там аж целое длинное резюме про Бродского (подборка называлась "Вбродское", от "в брод"), длинную строку, тяжёлый бомбардировщик, который поднять под силу только сугубому профессионалу, потом, когда эмоции улеглись, я перечитывала, и думала так -- а, заметили всё-таки! ничего толком не поняли, но заметили!, пусть и со знаком минус);
 
3. стихи про известных людей нашего времени. Я сама такие не пишу, но, по опыту других вижу, что они плохо воспринимаются, те, кто узнали героя, считают, что автор показывает его не так, как надо (так любой актёр, играющий известного персонажа, всегда соберёт шишек про то, что образ не удался, читай -- не соответствует личному представлению критика). Те, кто не узнали героя, часто вообще не понимают, про что это или не согласны (Есенин Стикс не переплывал! (с) А. Доценко);
 
4. стихи с античными аллюзиями, по правде говоря, это тонкая тема, но окрашенная, на ней собаку съесть надо уметь;
 
5. узко-внутренние переживания, особенно те, которые могут быть промаркированы как "женская поэзия", чистая суггестивная поэзия (гипнотизёров не любят);
 
6. хтонь и китайщина -- я б, может, и не нёс бы такое в конкурсы, но где у меня этих двух фиговин нет? да, и собственно, я певец хтони и китайщины.
 
Как сказал Даниил Чкония, анализируя мою подборку из 10-ти стихов, куда я включила и написанное в 1992-м году, и написанное в 2012-м:
 
"Ирина Чуднова -- лирик, для которого эмоциональный настрой важнее аналитической сосредоточенности, но не вполне объяснимым образом её стихи несут в себе философский склад мысли. В какой-то мере это объяснимо влиянием китайской поэтической и философской культуры, влиянием, которое Чуднова не утаивает, а -- наоборот -- подчёркивает, справедливо считая это творческим восприятием моментов ментальности восточного соседа России. Прелесть этих чудесных строчек, словно рисующих гуашью картины текущей жизни, очевидна. Стихотворная речь поэта Ирины Чудновой изобилует подвижными картинами бытия, пронизывающими её строки. Совмещение двух культур -- перспективный путь творческого развития этого автора.
 
Д.[Даниил] Ч.[Чкония]"
 
В общем, я пойду в Финал чтобы написать новое стихотворение и показать его. Делай, что должно, и будь -- что будет.