Это было давно

Это было давно, а остались незабываемые впечатления . Вероятно, так бывает, что чем ярче события, которые происходили в жизни, тем дольше они остаются в памяти и вызывают ностальгию. И необычного по сути ничего не было, а просто перемена обстановки.
Начало девяностых . Лейтенанта Иванова Анатолия Петровича вызвал командир части и порадовал: "Ну, что женатый холостяк, готовься к отправке в командировку во Владивосток для завоза в часть продуктов, заодно и проветришься."
Анатолий обрадовался такой возможности, так как на точке прозябал без жены полгода. Она уехала на материк к родителям с маленькой дочкой рожать второго ребёнка. В местных условиях это было чревато последствиями. Были случаи когда принимали роды консультируясь по телефону и рожали на борту вертолёта. Ещё хуже когда из-за убытия врача в отпуск никто не мог сделать кесарево сечение и тогда погибали или мама, или ребёнок.
Надоела эта холостяцкая жизнь, особенно каждодневная забота о пропитании, но спасал по большёму счёту офицерский паёк. В паёк входили необходимые продукты для питания: сливочное масло, тушёнка, сгущёнка, печенье, консервы рыбные, суп овощной и всевозможные каши. Несмотря на общий упадок в стране в армии ещё оставались запасы продовольствия. Если маленько отвлечься и забежать вперёд к концу девяностых, то стыдно вспомнить, что вместо тушёнки офицерам выдавали посиневших кур. Бизнес начал "процветать" и в армии.
Тремя перелётами лейтенант добрался до Владивостока. Город очень удивил наличием трамваев и купальным сезоном в сентябре месяце. Анатолий захотел спрыгнуть с десятиметровой вышки, но не решился -
показалось очень высоко, хотя в училище прыгал с моста на той же высоте. Вероятно, сыграла обзорность, одно дело широкий мост, а другое - узкая вышка. Возле магазинов стояли в очереди за золотом, такое впечатление будто народ знал последующие события обвала рубля. К причалу бухты "Золотой рог" подходили корабли и тут же сгружали японские машины. Молодые люди с золотыми цепочками в палец толщиной скупали машины у моряков, как позже выяснилось - они и не особо торговались. Мафия.
Погрузка продуктов на теплоход заканчивалась. Шныряли по причалу посторонние люди и спрашивали, что грузим. Приходилось, конечно врать, что только картошку, иначе не спасёт никакая охрана, оружия не было. Были случаи - пропадали без вести контейнера с тушенкой и сгущёнкой. Но на этот раз успешно погрузились без чрезвычайных происшествий и теплоход подав сигнал, взял направление согласно заданного курса.
Моряки сообщили, что будут проходить мимо японского острова Хоккайдо в ночное время. Но ничего интересного, кроме ловли у берега крабов, а точнее сотен фонарей освещающих морское дно, не было видно. Анатолия поселили с матросом в каюте, который постоянно нёс судовую вахту. Морская болезнь, как это случилось с сопровождающими двумя офицерами, нашего героя не посетила. За всё время похода, он только один раз не сходил на обед, когда начался пятибалльный шторм. Сила ветра при открытии люка в каюте могла запросто повредить руку. Интересно, что несколько женщин, находящихся на корабле, более трёх баллов не выдержали и не присутствовали на приёме пищи. Питание на корабле хорошее, повара стараются разнообразить домашней пищей: оладьи, блины, беляши.
Поскольку из всех сопровождающих ходил только Анатолий, то ему матросы подарили тельняшку.
Самое интересное в походе было, когда становились на якорь и катерами, или вертолетами отвозили груз на острова, или просто ловили рыбу с палубы. На один из островов напросился и лейтенант. Остров был небольшой и назывался "Никотан". Ландшафт на острове напоминал своей флорой тропики: изобилием папоротника, зелёного мха. До воинской части доехали по убитой местами военной дороге, построенной из цементных плит. Виднелись следы жизни японцев, недостроенный ими мощный порт и небольшая деревня с маленькими двухметровыми домиками без крыш с бетонным полом, стены сделаны из небольших бревен или досок полтора на два метра, а между ними утеплены опилками. Впечатление остров оставил удручающее. Больше лейтенант с корабля не сходил на берег. Проходя мимо Южно-Курильска увидели небольшое судно и японцев кричащих с него: "Рус Иванко - дурак" и показывали дули. Распоясались.
Возле острова разместилось огромное лежбище каланов, на них и охотились японцы. Местные охотники меняли шкуру калана на японский телевизор. Наш лейтенант купил за небольшую сумму подержанный магнитофон, с блоком питания напряжением на 110 вольт. Позже поставил к нему советский блок питания на 220 вольт и магнитофон стал в два раза тяжелей.
Как-то незаметно пролетела неделя. На очередной остановке удалось хорошо порыбачить. Рыбалка поначалу была интересной, с поклёвкой, а затем подошёл косяк рыбы и пришлось буквально бросать и сразу вытаскивать улочку с тремя крючками и на каждом по рыбке, не меняя наживки, порой состоящей из порванных жабер самой добычи. За два часа Анатолий наловил столитровую бочку жирного морского окуня ( терпуха). Потом его посолил и засушил на палубе. Сколько в этот день наловили рыбы пятнадцать матросов и офицеров, история умалчивает. Запах рыбы после даже промытой матросами палубы тревожил ещё неделю. В этот же день матросы поймали четыре сельдевых акулы. Матрос, неосторожно открывший пасть акулы, чуть не поплатился пальцем. Вроде и рыбина полметра, но в пасть войдёт и четыре пальца. Приготовили из акул рыбные котлеты.
Прошла ещё одна неделя. Зашли по освещенному фарватеру в городок с базой подводных лодок. Субмарины стояли рядом друг с другом, ровненько, как в строю. Такая сильная ядерная мощь, Россия точно в будущей мировой войне не проиграет, но и никто и не выиграет... Однако разгрузили продукты рядом со стоящей частью пограничников. Машина, непонятно как опустившаяся с крутого склона горы и обратно поднявшаяся до середины подъёма, растеряла все продукты, которые улетели в море. Офицер, сдающий груз, долго костерил командира части, который и без этого уныло повесил голову.
Иногда выйдя на палубу, лейтенант вокруг по горизонту наблюдал бескрайний океан и это продолжалось сутками. Создавалось гнетущее состояние, а есть ли вообще суша. И почему люди привыкают к морю, их не тянет на землю, непонятно... Приходили мысли о кораблекрушении и как тут спастись в этой водной стихии? По видимому умрёшь скорее от страха, от прикосновения какого-нибудь хищника или дружелюбного дельфина. Всё, что необычное пугает...
Подходя ближе к своей части на мысе Африка, услышали птичий гвалт. Мириады птиц устроили базар, и самые смелые из них альбатросы демонстративно подлетали к теплоходу и с высоты двадцати метров пикировали в воду, иногда выплывая с рыбкой в клюве. Эх, романтика.
 
 
 
Проголосуйте, чтобы увидеть комментарии
Отказ от голосования во всех работах этого конкурса: 2