Пока не требует поэта
К священной жертве Аполлон,
В заботах суетного света
Он малодушно погружен;
Молчит его святая лира;
Душа вкушает хладный сон,
И меж детей ничтожных мира,
Быть может, всех ничтожней он.
А.С.Пушкин
 
Поэзия… древнейшее искусство звука, слова, образа. Что происходит с ним сейчас – в эпоху глобализации и размывания всяческих границ – языковых, коммуникативных, когнитивных? Литературные архипелаги омывает океан сетературы, стремительно растущие коралловые рифы которой не скоро станут новыми архипелагами – да и станут ли?
Доступность всеобщего образования и современные способы коммуникации сделали своё дело – сейчас пишут все. Не все и далеко не всё читают – но пишут…Зачем?
Хорошо, можно понять стремление человека к рефлексии – оно одинаково открывает уста и для возмущённого или восхищённого комментария, и для пересказа случая из собственной жизни, и даже для фантазийной прозы (сознательно не говорю о соответствующих литературных жанрах) – но стихи? Особое, трепетное, далеко не простое занятие… Поразительна только одна цифра: на 10 марта 2019 года на популярном сайте стихи.ру опубликовано 44 743 003 стихов. Это только на одном из огромного количества русскоязычных ресурсов… Что это, массовая графомания рифмованных мыслей и ощущений, социальное явление, порождённое всемогущей сетью - или нечто большее, родившееся и развивающееся на наших глазах?
«В 1817 году, в Лицее, 18-летний мальчик, которого еще абсолютно не интересуют духовные проблемы, пишет экзаменационное стихотворение «Безверие», согласно заданию написать про неверующего человека. Он говорит о муках неверующего человека. О таком предмете, о котором он вряд ли думал глубоко за месяц до этого. Но перед ним стояла творческая задача, а он — очень творческое существо, его душа сразу стала работать. И он написал стихотворение, в котором удивительно точно описаны муки безверия. А написав его, пошел спокойно дальше — ничего с ним не случилось, потому что стихи родились из такой глубины его души, которая еще самому ему недоступна. Он еще сам не дорос до своей интуиции.» Я позволила себе выдержку из книги В.С Непомнящего, где он рассматривает особенность поэтической природы Пушкина, о которой сам повзрослевший гений скажет «дар напрасный, дар случайный».
В лицее учили стихотворчеству. И не только в нём – учили всю дворянскую элиту – но золотой век сохранил для нас после Пушкина несколько десятков известных и не очень имён, среди них и талантливые самоучки Кольцов и Суриков, – всё же единицы…Серебряный век перемешал слои – и на поверхность густо замешанных течений вынесло жемчужины нашей литературы, россыпь талантов и гениев от Блока и Маяковского (по сути тоже гениального самоучки) до Ахматовой и Цветаевой – но и тогда ещё нельзя было назвать стихотворчество массовым явлением. Однако продолжают всё чаще появляться (как и в золотые времена) так называемые «поэты одного стихотворения» - не развившие свой дар, непризнанные, не «призванные к священной жертве Апполона». Стоит вспомнить Ивана Тхоржевского, соратника Столыпина, участника белого движения и его широко известное:
 
Легкой жизни я просил у Бога:
Посмотри, как мрачно все кругом.
Бог ответил: подожди немного,
Ты еще попросишь о другом.
Вот уже кончается дорога,
С каждым годом тоньше жизни нить...
Легкой жизни я просил у Бога,
Легкой смерти надо бы просить.
 
Новый духовный подъём 60-х поднял поэтическую волну, до сих пор не оценённую «на расстоянии» по достоинству. Это уже многогранная параллельность миров – от Окуджавы и Высоцкого до Рубцова и Бродского. Их читали, слушали, ругали и боготворили – читали и слушают, ругают и боготворят, но оказалось, - и это ещё не апогей поэтического словотворчества!
Подспудно, естественно и неуклонно копился в обновлённом литературно образованном народном сознании потенциал образного слова, неожиданно прорываясь чистыми ключами то в талантливом учёном, далёком, казалось бы, от лирики; то в суровом полководце, то в известном лётчике... Что уж тут говорить о людях творческих, натурах артистических?
Масштаб эссе не позволяет привести достаточное количество примеров, коснусь лишь только трёх малоизвестных. Вот человек просто вспоминает юность в очень непростые послевоенные времена:
 
Здесь наконец то не стыдно ни за
Человека, ни за природу –
Небо, ясно раскрыв глаза,
Смотрится в чистую серую воду.
Ветер – набросок больших штормов,
Люди, корректно таящие горе,
Камешки – только макет валунов,
Дюны – легкий намек на горы.
 
Это из книги С.Ю.Юрского «Игра в жизнь». Великий актёр и блестящий режиссёр рисует свою картину-образ ушедшего столетия в эпизодах и лицах. Прекрасная философски-исповедальная проза. И вдруг на нескольких станицах сверкнёт алмазом поэтическое слово – и затаишь дыхание…
 
И белеет тропа, как глубокий порез
В тяжелой зеленой лесной паутине.
 
А вот потомственный казак, настолько успешно освоивший жанр фэнтези, что его потрясающе интересные, с тонким и при этом глубоким юмором саги сегодня просто нарасхват и занимают отдельную полочку в любом книжном супермаркете. Я говорю об А. Белянине, авторе популярнейших бестселлеров – но и замечательном поэте, о чём многие читатели даже не догадываются:
 
Кладу в альбом вчерашние листы,
Где я - не я, но ты всего лишь - ты...
Где осень перекрасила цветы
Во все цвета прощальной немоты.
Никчёмных фраз извечный реверанс.
В саду берёз элитный декаданс.
У ветра с облаками свой брейкданс,
И медленно увял последний шанс.
Желтеет загустевшее вино,
Но коньяком не станет всё равно.
Придёт зима в добротном кимоно,
И всё накроет белое сукно...
Но сразу столько хочется успеть -
Наговорить, дорисовать, посметь...
Чтоб сердцу, распирающему клеть
Охранных рёбер, вырваться - и петь!
Растерянность диктует свой подход
К разбросу слов и двуединству нот.
И только небо не прощает взлёт.
И лишь земля
всезнающая
ждёт...
 
А вот и пример из той самой многоликой сетературы. Человек живёт обычной деловой частной жизнью, но душа требует – и он пишет стихи. Часто просто хорошие, иногда очень. Зачем?
Отвечает Виктор Пеус:
 
Кольцом прощения на сушу
Из океана всех грехов
Тащу себя ( спасаю душу)
В любовь доверчивых стихов.
Не потому, что верю в Бога,
Хотя и верю... Как могу.
А лишь затем, что смыслов много,
А я лишь этот берегу.
 
Я не упоминала даже Веру Полозкову с её последователями или современные батлы – особый род поэтических соревнований, который собирает гораздо большую аудиторию участников и зрителей, чем авангардисты прекрасного серебряного века.. А это значит, новые поколения поэтов вступают в мир со своим Словом.
Так что же это всё-таки с нами? Что заставляет нас, жителей многими уже любимого Поэмбука, например, снова и снова браться за виртуальное уже, в-основном, перо?
Думаю, мы застали особенное время, особенный возраст человеческой цивилизации. Душа преодолевает какой-то барьер умолчания, неосознанности – и за невероятным количеством строк обязательно последует новое качество.
И гуляют по интернету строки неизвестного автора:
 
Стихи... как много их вокруг...
В них чьи то судьбы,чьи то души.
Читаешь их..и понимаешь, вдруг,
В одних - любовь,
В других - весь мир разрушен.
 
Поэзия умерла?
Да здравствует поэзия!

Голосовать

Общая оценка
7.66

Проголосовали