Виктор Гилев
Константин Куприянов. Желание исчезнуть.
Исчезновение правды
 
«Герой», – холодно, как приговор, сообщил Кузьме командир батальона.
Журнал "Октябрь" опубликовал роман «Желание исчезнуть» Константина Куприянова в 8-м номере 2018 года. В произведении рассказывается о гражданской жизни Кузьмы, который четыре года назад отправился добровольцем защищать русское население в соседнее с Россией государство. Его комиссовали после ранения, и он вернулся в родной посёлок, где встречает непонимание в семье и среди жителей.
«И момент такой, – сделав глоток чая, продолжил Кузьма, – что нас тут так воспринимают, словно мы призраки, ненастоящие».
«Вот к ним ко всем. Они знают хоть, через что мы прошли? Кто-то поехал за деньгами. Но ведь много кто поехал по зову сердца. Большинство! Потому что им не все равно!».
Надо сказать, хотя Кузьма раз за разом говорит, что его не понимают, но, кроме того, как дочь и тесть ведут привычную жизнь и не выказывают ему должного почтения, в романе нет других признаков расхождений во взглядах. Ведь понять – не значит согласиться, а действия и мотивы Кузьмы в иных случаях напоминают поведение ребёнка.
Его не устраивает сложившаяся жизнь в посёлке. Он собирает отряд из тех, кто прошёл зоны боевых действий и берётся за наведение "порядка".
«– Я вот умираю от скуки!
– Так иди, работай.
– Да к черту работу! У меня есть пока деньги, еще успею наработаться. Мне еще хозяйство поднимать. А пока хочу что-то полезное сделать. И веселое!».
Подобная мотивация не вызывает добрых чувств и сопереживания. Покажи автор, как герой, как ищет дело, чтобы приносить пользу обществу (деньги, как он утверждает, ему не нужны), но обстоятельства складываются против него, что заставляет его действовать силой, то Кузьма встретил бы с моей стороны понимание и сочувствие.
Когда автор вводит в сюжет сослуживца главного героя - тот один выжил из отряда Кузьмы, - то усложняет конфликт. Он противопоставляет взгляды двух людей, прошедших войну, на жизнь в гражданском обществе. Таким образом, в предсказуемом сюжете появляются неожиданные повороты, словно обычный бег вдруг заменяют бегом с барьерами.
Главный вопрос произведения: можно ли закончить войны, если истоки агрессии в нашем подсознательном желании исчезнуть?
«Эта картина называется «Свадьба», на ней все очевидно. На первом уровне: любовь, которая презирает препятствия внешнего мира. Но есть уровни глубже: тяга к миру, иррациональная надежда, идущая от нашего так называемого интеллекта, что войну можно закончить, что она не будет вечной, хотя вся наша история говорит об обратном».
«Любовь и война – неразрывно сплетенные понятия! Нельзя просто выбрать любовь и ждать, что война исчезнет! Зло постоянно нагоняет нас, требует, чтобы мы совершали его, и у него самые разные проводники…».
Картина «Свадьба» и встреча с художником является ключевым образом и событием романа. Она затрагивают глубокие чувства Кузьмы, заставляют его по-иному взглянуть на жизнь, и отказаться от силовых решений.
«Мужчины смотрели на священника, венчающего обнаженных людей. Эта картина отличалась от других. Герои на ней были почему-то защищены от войны. Чем? Неужели этим светом? Но он-то знал, на войне света не бывает. Священником? Но на войне священники бессильны. Невозможно поверить, но Кузьма полюбил картину с первого взгляда и доверился ей. Ему только хотелось разгадать почему».
Главной проблемой для Кузьмы становятся кавказцы. И здесь автор допускает просчёт. Он не показывает криминальные поступки персонажа - кавказца, а ограничивается общими словами «их много и они везде». Причём в таком случае обязательно нужно представить и положительного персонажа - кавказца. Сейчас в произведении прослеживается отрицательный взгляд на кавказцев в целом.
Ещё меня неприятно поразила логика Кузьмы в отношении парня его дочери.
«Он (Кузьма) отвернулся и так же спокойно, не торопясь, пошел в дом. Решил, что если парень побежит за ним, то придется убить его – один удар ножом в сердце».
Я выделил «придётся» потому, что для человека прошедшего войну поводом для убийства является только то, что парень вступил романтические отношения с дочерью. Причём когда на набережной Кузьма видит журналистку, то проникается к ней чувством заботы и желанием оказать помощь. Незнакомому человеку! А того, кто близок родной дочери, придется убить!
«С первого взгляда по выражению лица, движениям, мимике Кузьма понял, что девушку переполняет жизнь и энергия, поэтому сразу забеспокоился о ее судьбе».
Здесь, кроме того, что построение фразы пугает алогичностью, надо учитывать, что Кузьма четыре года не общался с женщинами, его скорее должна была привлечь другая сторона девичьей натуры.
Роман порадовал динамичным повествованием, чёткой композицией и важностью темы. Автор сравнивает патриотизм нынешнего поколения и людей советского времени.
«– Мне казалось, – начал медленно Павел, – что это будет похоже на то, как возвращались деды с Великой Отечественной. Вроде как с той же заразой дрались и пришли победителями.
– А в чем разница?
– Да как же, Паш. Все другое: и мы, и люди в тылу.
– А враг тот же, – вставил Никита.
– На самом деле им просто не говорят о враге, вот и все, – с горечью продолжил Павел. – Ведь мы все это знаем. Было нужно – все помнили. А потом по телику бросили говорить – и нас там как бы больше и нет!».
Автор также затронул тему современных вооружённых конфликтов.
«– Война одной лжи против другой, вот и всё, – намного спокойнее повторила Катя. – Посреди пустоты. Нет новостей – нет войны. И вот посреди этой пустоты – только ложь, ложь, ложь… И героями делают тех… я не знаю. Тех, кто лжет и убивает лучше!
…о том, что воюют не столько люди, сколько тысяча обманов. Воюют, чтобы запутать людей. И льется кровь!».
Мне понравилось, как автор говорит о любви.
«Но самое важное – любовь обитает в ином временном измерении. Для нее нет “раньше” и “потом”, нет “позавчера”. Она есть, а потом – ее нет. Люди удивляются, что любовь минула, но это они ушли, потеряли веру в нее. Это люди умерли или просто изменились, а любовь все та же: царит, сияет, манит незнающих».
С чем бы я рекомендовал автору работать и что отвлекает, можно сказать, «колет взгляд» при чтении?
Во-первых, постоянное употребление уточняющих наречий: «зло, мрачно, угрюмо, сурово, раздраженно, холодно» и тому подобных слов. От такого частого применения я не ощутил ни злости, ни мрачности, ни угрюмости. Такие чувства персонажей лучше показывать действиями, использовать сравнения или подбирать нужный глагол, как в примере ниже.
«– Пожалуйста, не говорите папе, – чуть слышно пролепетала она из-за спины Максима.
– Полина, дай я сам.
– Это его сослуживец… – чуть слышно прошептала Полина, и глаза Максима пропитала ярость».
Пролепетала, прошептала - это и так означает, что «чуть слышно».
Во-вторых, неоправданное сочетание двух глаголов подряд.
«Зачем? – пытался понять Павел» – сам вопрос подразумевает, что пытается понять!
«Марина ты где? – начал спрашивать он…» - уже спросил!
У автора есть замечательны фразы, что украсили текст. Приведу некоторые из них.
«Но в эту ночь каждая разбивающаяся о берег волна усиливала тревогу, словно та была музыкой, а волны – струнами, которые снова и снова, бесконечное число раз, повторяли мелодию».
«Вязнущая в смерти любовь».
«Небо вычистилось от облаков и дымки, умылось спелым солнечным сиянием».
«Пурпурное перо заката».
Однако встречаются выражения, от которых, или передёргивает, или мысли в истерике бьются о стенки черепа.
«Если придется и если полиция будет ничего не делать».
«Но пес уже привык быть в доме, а Кузьма рылся в шкафу,…».
«Неприметную девятку хорошо знали».
«Однако в праздник вполне можно было простить им желание не думать о дурном, не представлять себе настоящую боль, кровь и грязную фронтовую работу» – то есть в другое время они обязаны думать о дурном, представлять боль и кровь?!
«Стрельцов постарался скрыть облегчение: он очень хотел, чтобы ему предложили выпить» – скрыл или не скрыл, хотел выпить или хотел, чтобы предложили выпить?
В заключение воспользуюсь приёмом Владимира Набокова. Когда он в лекциях по зарубежной литературе разбирал «Холодный дом» Чарльза Диккенса, то говорил об авторе, как о гениальном художнике слова, но хорошем рассказчике, допустившем логические погрешности в повествовании.
Автор романа «Желание исчезнуть» хороший композитор. Он выстроил элементы сюжета так, что напряжение не отпускает до последнего слова.
Однако, как рассказчику, пожелаю автору обращать внимание на логические промахи, из-за которых теряется достоверность и возникают вопросы: как диверсант пробрался в компанию Кузьмы? Почему один из персонажей не проследил за теми, кто обыскивал его комнату, чтобы знать врага в лицо? И таких сомнений возникает слишком много в ходе прочтения.
Ещё больше автору надо работать как художнику слова, о чём я упоминал выше, когда говорил про «колючий» текст.
От всей душа благодарю автора за труд, потому что такие произведения оставляют надежду, что правда о войнах не исчезнет.

Голосовать

Общая оценка
7

Проголосовали