Бедные люди в "Западне" (Роман Эмиля Золя "Западня")


Недавно я прочитала роман французского писателя Эмиля Золя «Западня». Конечно, судьба бедной прачки тронула меня, но в большей степени я была неприятно поражена поведением людей, по воле которых Жервезе пришлось распрощаться со своей порядочностью. Счастливые люди другим жизнь не портят. Что заставляет недавних друзей искать способы уничтожить более успешного соседа? Или с какой рюмки продается любовь? Мир правда настолько прогнил, что родному отцу позволяется каждый вечер «играть» с дочерью в избиение хлыстом? И неужели нет благородных, чистых сердцем людей? Книга о пороках, о самых потаенных желаниях. Она интимна, заставляет полностью обнажиться и смотреть на себя, разглядывать каждую складку, каждую ямку, каждый волосок. Я не хочу смотреть, но она удерживает голову и нет возможности отвернуться или зажмуриться. Тебя затягивают эти пороки, и ты жадно вгрызаешься взглядом в собственное отражение. И чем дольше смотришь, тем ярче видишь, что да, ты завистлив, самовлюблен и труслив, что ты и рад бы стать свидетелем уничтожения удачливого паршивца, но слишком боишься публичного порицания, боишься дать волю таким чувствам. И если все так, ты правда боишься, то это замечательно, ты все еще сохранил в себе человека.
К концу романа задаешься вопросами: в какой момент все пошло не так и что же мне надо сделать такого, чтобы не закончить также? Роман не просто так обозван «Западня», все действо направленно на затягивание лямки на шее героев. Нам сложно оторваться от этого зрелища, мы безжалостно наблюдаем как по очереди ломаются хребты у героев от невыносимой тяготы рабочей жизни. Вместе с главной героиней Жервезой от начала до конца мы проходим страница за страницей мук, страданий, похоти, затрагивая лишь немного счастья. Как мясорубка в руках усердной хозяйки, судьба медленно и неотвратимо затягивает героев глубже, стремясь пропустить их через свои жерди, чтобы уже никогда они не смогли восстановиться. Где же начало этого конца? Когда они успели попасть в столь роковой капкан? Не найдя ответ в романе, я прихожу к выводу, что с самого рождения судьба их была предрешена.
Кто виноват и что делать - два основных вопроса всей русской литературы мы зададим французскому роману и попытаемся найти ответ.
Как подгадать тот самый момент, когда все пошло не так? Откуда стоит начать отчет и следить за пагубными изменениями? Вот это-то и пугает, что момента, и виновного, и причины как таковой нет. Потому вся эта история так реальна, и так пугающа. Тоже может статься с тобой. Ты и не заметишь. А когда поймешь, будешь уже катиться в пропасть.
Никому не довериться и положиться нельзя решительно ни на кого, все предадут и найдут выгоду только для себя - в данной мысли состоит трагедия романа. Герои настолько боятся взглянуть на собственную жизнь и на самих себя, понять, как бесконечно одиноки, что готовы путаться со вчерашними врагами, продавать друг друга по очереди соседям на закуску и самим тут же продаваться. Они сделают все, лишь бы о них не забыли, лишь бы не чувствовать себя брошенными.
Берет Купо в жены хорошую, работящую девушку с двумя детьми и плохой репутацией. Он знал на что шел, его не раз предупреждали родственники о развратном прошлом невесты, но, несмотря на это он грел в себе надежду на счастливую жизнь с ней. Однако, в будущем, познакомившись с бывшем любовником и отцом детей своей жены он открывает двери Лантье в их дом. И вот тут начинается разруха. Лантье спит с Жервезой, потихоньку обкрадывая их счастье. А Купо ведь все знал. Знал, и молча позволял унижать свою семью. В точно такой же ситуации впоследствии оказывается семья Пуассон, те, кто подтолкнули Жервезу к запретной страсти и помогли Лантье уничтожить семью Купо. Стоит ли говорить, что существуют законы кармы? Я считаю, что дело тут совсем не в божественном вмешательстве, жители квартала Гут д'Ор глупы, самонадеянны, одиноки и несчастны. Они так вымотаны жизнью, рутиной, постоянной работой, что не способны уже почувствовать ничего, кроме усталости. А чувствовать все-равно надо, это желание у людей на уровне инстинктов. Оттого-то они и причиняют сами себе боль, так они доказывают себе, что способны еще чувствовать, а значит, жить. Единственные, кто еще были способны на искреннее чувство это Гуже и Жервеза. Они любили друг друга, но куда привела их любовь? Они настолько испугались этого нового для них чувства, что предпочли прятать его даже от самих себя и, тем самым, мучить себя чуть ли не сильнее всех.
"Западня" сумела отлично показать, что как бы не было тошно и плохо, а люди хотят жить. Они оттягивают смерть до самого последнего, мучительного мига и все равно, даже тогда надеются на позволение прожить еще хоть чуть-чуть. И готовы ради жизни делать что угодно. Это сильнее всего роднит героев в животными - отсутствие воли, тупой инстинкт выживания.
Жервеза изменяла себе и своим идеалам, о которых, возможно, сама лишь смутно догадывалась. Но кто не меняется под давлением стесненных обстоятельств? И разве не с таким же упрямым сосредоточением вода точит камень, как среда влияет на человека? Да, Жервеза менялась, она точно подстраивалась под постоянно изменяющиеся условия. Она умела выживать. Как и Лантье. Может, ей даже и не пришлось бы пройти через весь ад развратного Парижа, будь она поумней, умей она перестроить ситуацию к себе во благо. Не была она столь дальновидна и практична, не было в ней такого цинизма, слишком уж она была смирена и покорна. Потому-то столица пережевала ее и выплюнула остатки в самых неосвещенных и неприглядных своих улочках.
Но можно же все изменить? Предупрежден - вооружен. Однако, Эмиль Золя отвечает и на этот вопрос. Посмотри, мол, на Лорилле, они не бедствуют, но согласен ли ты так жить? А г-жа Лера? А чета Бош? А Нана? И тд и тп. Жизнь без какого-либо намека на порядочность. Играючи рушить судьбы, смотреть на людей как на способ развеять скуку - такова их политика, религия, суть. Они не задумывались ни разу что сталось с их гордостью, их идеалами, для чего они живут и что вообще хотят. Но чем ниже опускалась Жервеза, тем чаще прокрадывались эти вопросы в ее голову. Именно этот момент отделяет главную героиню от прочих соседей. И даже будучи падшей, оголодавшей женщиной, лишенной остатков гордости и чести, ползающей на коленях, рыскающей на свалках, предлагающей себя за чашку супа, Жервеза все равно остается на ступень выше бывших друзей, любовников, дочери. Хоть она и не раз утверждала, что навеки распрощалась с порядочностью, она единственная, в этом многоэтажном, разлагающемся доме на Гут д'Ор, кто еще пыталась ухаживать за оголодавшем и всеми забытом ветераном труда, кто защищала маленькую девочку от озверевшего от вечной пьянки отца, кто принял в дом преданную своими детьми старую женщину. Все эти решения были приняты ей необдуманно, без каких-либо корыстных целей, да и что возьмешь у тех, кто сам бы рад дать что-нибудь, да не может. И как знать, может, если каждый вот так помогал бы друг другу, хоть чуть-чуть, может и не погибали бы тогда люди от «нищеты, от грязи и усталости, от невыносимой жизни».
А как же господа Гуже? Они выбрали совсем иной способ мучить себя и других. Они, "живые мученики" похоронили себя заживо в комнатушке на Рю-Нев. Мать, что ревностно защищает чистоту своего белья, точно также оберегает честь своего половозрелого сына, заперев его в тесной комнатке и запугивая примером алкаша-отца. Сын Гуже не лучше. Скрывая свои истинные чувства к Жервезе на протяжении добрых 10 лет, он так и не нашел в себе силы объясниться. Закрывая свое сердце, он обрекал на невыносимые муки прежде всего самого себя. И пусть поначалу он кажется нам положительно выше и лучше каждого героя в романе, однако, со временем мы понимаем, что не столько из-за благородных помыслов и привитой робости он хранил в тайне свои чувства, сколько из-за страха и неуверенности. Конечно, куда безопаснее наблюдать с тоской за предметом преклонения из темноты в шумной комнатушке, урывками ловить взгляды, да помогать бедной женщине деньгами. Понимал ли он, что еще сильнее, самым гнусным способом, по-предательски заманивает Жервезу в капкан? Где же был он, когда Жервеза нуждалась в нем больше всего? Ясное дело, страдал от того, что возлюбленная не оказалась тем идеалом женственности и самоотреченной мужественности. Однако, мы понимаем, что человеку свойственно заблуждаться и перекладывать ответственность лишь только на г-на Гуже не собираемся.
А нам остается лишь только посочувствовать, потому что все они, все без исключения слабые, несчастные, трусливые люди. Может, нам точно так же, как и восьмилетняя девочка Лали стоит понять и пожалеть своих мучителей. Вот только жаль, что Человек внутри таких людей просыпается слишком уж поздно, если вообще просыпается.
"Западней" Эмиль Золя бьет тревогу. Посмотрите! Посмотрите, что происходит с людьми! Куда их приводит простое человеческое желание быть счастливыми, обеспеченными, довольными? Что станется с государством, в котором обычные люди оскотиниваются под гнетом тяжелой работы и крошечной зарплаты. Люди просто устали надеяться и сводить концы с концами. Где справедливость, когда почтенный господин, честно проработавший 30 лет, дети которого отдали жизнь на служении своей стране, в старости вынужден побираться на грязных улицах? Почему все молча провожают взглядом гроб бедной, насмерть избитой мужем женщины и отводят взгляд от ее пока еще живых детей? И куда деваться честному труженику перед лицом несущегося прогресса? Он, с беспокойством наблюдающий как на заводах его заменяют роботами, видит, что рядом возводят все больше и больше новых увеселительных заведений? «Западня» - роман-обращение и пусть его действие разворачивается в далеком XIX веке, но посмотри вокруг сейчас - неужели ты не видишь того же?
 

Голосовать

Общая оценка
8.19

Проголосовали