Однажды не захочется стихов, и бредить, и заботиться о рифме.
Однажды оправданий не найдя ремесленной усталости руки,
“однажды” иронически вздохнёт, домашнее заданье повторив мне,
и слово скоро тоже надоест, возвышенной привычке вопреки.
 
Расправить, что ли, плечи, выйти вон на воздух, что реальнее регалий
в конверты расфасованных, зайти чуть дальше, чем позволено строке
финальной. Постаревшая на вид свобода, обнимая перегаром,
хрипато процитирует латынь и скроется в ближайшем старике.
 
И мне бы увязаться вслед за ним, за ней, точнее, пойманным на вере,
хоть взглядом зацепиться – не рукой, а стало быть, из виду потерять…
Оставшись в этом вакууме, я присяду на скамью в прохладном сквере.
Газету кем-то брошенную взяв, взломаю прошлогоднюю печать.
 
У жизни и газеты – разворот, и купленная слава, до потери
площадной громогласной новизны, но слово тянет слово за собой,
и чтобы вновь заполнить пустоту им нужно, чтобы форма опустела,
а также, чтобы время всякий раз давило смысл космической стопой.
 
 

Голосовать

Оценка жюри
7.88
Общая оценка
11.65
Народное голосование
3.76

Проголосовали