Поэмбук / Альбом / Запись в Альбоме,
Литературная Гостиная
10.05.2018

Литературная Гостиная

10 мая 2018

Ведущая рубрики: Иванна Дунец

 

Игорь Рожкевич

«Явление мирного человека»

 

|эссе|

 

В конце прошлого года, благодаря уникальной по своему душевному настрою рубрике «Литературная Гостиная» (на самом деле, эта гостиная как чудо-комната, в которой можно беседовать не только с открытыми, искренними и ищущими ответы людьми, но и с собственной совестью), состоялись очередные замечательные Чтения под названием «Рукописи не горят». Именно там одна из участниц (спасибо ей огромное!) представила своё эссе «Любовь и всепрощение Грегори Дэвида Робертса», написанное по мотивам двух книг указанного автора — «Шантарам» и «Тень горы». Познакомившись со столь дивным эссе, я начал читать эти произведения сначала в интернете, а позже, осознав их глубину, искренность и оригинальность, и в печатном виде, делая попутно десятки подчёркиваний карандашом особо понравившихся фрагментов.

 

Вот, например, как главный герой Линдсей Форд (кстати, во многом автобиографического романа) описывает свою ситуацию:

 

«… По мере того как счетчик водителя накручивал километры, сотни обитателей трущоб становились тысячами и десятками тысяч, и меня буквально крючило внутри. Я стыдился своего здоровья, денег в карманах. Если вы в принципе способны чувствовать такие вещи, то первое неожиданное столкновение с людьми, отверженными миром, будет для вас мучительным обвинением. Я грабил банки и промышлял наркотиками, тюремщики избивали меня так, что кости трещали. В меня не раз всаживали нож, и я всаживал нож в ответ. Я убежал из тюрьмы с крутыми порядками и парнями, перебравшись через крутую стену в самом видном месте. Тем не менее, это распахнувшееся до самого горизонта море людского страдания резануло меня по глазам. Я словно напоролся на нож. Тлеющее внутри меня чувство стыда и вины все больше разгоралось, заставляя сжимать кулаки из-за этой несправедливости: «Что это за правительство, — думал я, — что это за система, которая допускает такое?..»

 

После переезда из Австралии в Индию в город Бомбей он был вынужден поселиться в весьма необычном месте, а точнее — в настоящих трущобах, где на территории квадратного километра каким-то чудом смогли разместиться двадцать пять тысяч человек. Поначалу крутому австралийскому гангстеру не представлялось возможным осознать, как такое огромное количество мужчин, женщин, детей, стариков мирно уживается в столь крошечном пространстве, и ещё сложнее было понять, чем он сам может здесь заняться, чтобы попытаться хоть как-то выжить. Возникший вскоре крупный пожар, от которого пострадало много жителей, помог Лину определиться со своим местом среди обитателей трущоб. По окончании яростной битвы с огнём, не без потерь, но всё же выигранной боровшимися, в прямом смысле слова, за своё выживание мужественными людьми, Лин (видимо не в силах вынести ещё и подобные страдания ни в чём неповинных бедняков), имея при этом минимальный уровень подготовки в деле оказания первой помощи, а также весьма скромный запас медикаментов, тем не менее, мгновенно принял решение помогать всем, чем сможет каждому страждущему.

 

Естественно, что уже на следующее утро к нему выстроилась огромная очередь, ведь у составлявших её людей не было не то, что минимальной медицинской страховки, а даже крошечных денег, чтобы заплатить за своё лечение. И бывший грабитель начал бесплатно помогать им всем, усердно работая ежедневно с раннего утра до позднего вечера. «Трущобное» руководство, видя столь необходимую для своих сограждан помощь, вскоре взяло на себя обеспечение Линдсея Форда лекарствами и всем необходимым для ухода за больными. На глазах сотен окружавших австралийца индусов происходило настоящее чудо, доводившее их чувствительные натуры чуть ли не до религиозного трепета. Несмотря на то, что все они не говорили об этом вслух, но каждый из них внутренне задавался одними и теми же вопросами: «Кто же этот белый человек?», «Почему он нам помогает?», «Может быть, он один из многочисленных дэвов и аватаров, воплотившийся в тело иностранца?». Так индусы называют могущественных духовных существ, контактирующих с живыми людьми и являющихся различными проявлениями единой изначальной реальности Брахмана и многочисленными образами единого Бога Абсолюта.

 

И в чём-то они — эти простые, голодные, необразованные бедняки, видящие чистое сердце за километр, были правы. Ведь одно дело – говорить красивые и правильные слова о доброте и милосердии, и совсем другое – начать совершать что-то полезное конкретным, окружающим тебя здесь и сейчас, людям.  

 

Что же произошло с бывшим закоренелым преступником? Почему он вдруг, коренным образом поменяв систему нравственных координат, стал своей абсолютной противоположностью? Ведь не секрет, что законченного эгоиста, использующего весь окружающий мир в своих корыстных целях, отделяет целая пропасть от Человека, альтруистично отдающего всего себя другим людям. И чтобы начать что-то делать, тем более столь для себя неординарное, должны же быть непонятно откуда взявшиеся энергия, мотивация, цель и смысл, наконец. А в данном случае процесс требует ещё и глубинной перестройки своего сознания, своего эго, полного перераспределения своего (весьма ограниченного в данных условиях) энергопотенциала с решения своих личных проблем (надо же как-то выживать в незнакомой стране) на бескорыстную помощь другим абсолютно незнакомым людям. Уникальная ситуация, причём из современной жизни, безусловно требующая отдельного разнопланового осмысления.

 

Однако некоторые выводы можно сделать уже сейчас. Факт первый. Явно аномальный, не вписывающийся в обычный ряд типичных представителей родного народа, австралиец Линдсей Форд пошёл против своего привычного «цивилизованного» мира. Более того, оказалось, что этот самый прошлый эгоистично-центрированный мир вовсе и не являлся родным для его глубинной сути. Ведь, по-моему, подавляющее большинство населяющих Австралию граждан — это потомки тех же самых ненасыщаемых англо-саксов (кстати, в том числе и правящие последние столетия американские руководители), которые всю свою историю пытались, да и по сей день не прекращают попыток, всеми возможными силами и способами завоевать или хотя бы подчинить себе — финансово, экономически, технологически, религиозно, средствами массовой информации, навязыванием своих ценностей и образа мыслей — всю планету.

  

Если кратко, то коренные отличия Западного менталитета от Восточного можно сформулировать в нескольких предложениях. Примечание: здесь я имею в виду те многомиллионные слои населения, которые проживают вдали от крупных городов. Итак, весьма условно для контраста, Запад — это когда сильный подавляет и использует слабого в достижении своих лично-эгоистических целей. При этом слабый боится и ненавидит сильного, всеми силами стараясь занять его место, чтобы в свою очередь использовать тех, кто слабее тебя, а соответственно — человек человеку волк. А Восток — это когда сильный искренне и бескорыстно готов помочь, готов подставить дружеское плечо слабому. Слабый же искренне уважает сильного и старается хоть в чём-то стать похожим на него, и соответственно — человек человеку друг, товарищ и брат. Хотя, если быть объективным, то 200 лет колониальной зависимости от Англии и 10 миллионов погибших в результате этого индусов не прошли для индийского менталитета без последствий в худшую сторону.

 

Но вернёмся к Линдсею Форду. Факт второй. Оказавшись в более массово человечной, по сравнению с родной Австралией, Индии, он почувствовал себя в своей среде — не по рождению, но по духу, и именно поэтому смог изменить себя изнутри. Выяснилось, что нечто большее, чем просто паспортные данные, в нём уже давно готово было принять полное перерождение своего истинного Я. Однако поменять своё отношение к окружающим людям и быть готовым бескорыстно помогать им — это только полдела. Вопрос в том, где на всё это брать силы? Очень просто: требуемую энергию дают искренняя вера и глубокая осознанность (спасибо новой аксиоме, прочувствованной Лином в Индии без доказательств) того факта, что в чём-то, в пока не открытом учёными энергетическом пласте и в не доказанной высоко-духовными людьми иной (истинной) реальности все люди едины, несмотря на обособленность их физических тел.

 

«… Трогает духовное перерождение преступника Линдсея Форда, героя романов «Шантарам» и «Тень горы», который находит смысл жизни, несмотря на то, что его калечили и убивали, что он сам, являясь винтиком преступного синдиката, не обладая праведностью и смирением, не теряет своего человеческого достоинства и помогает тем, кто ему дорог, находит в себе силы простить врагов…

… Никакая улыбка не возымеет эффекта, никакое напутствие не утешит, никакая доброта не спасет, если наша внутренняя правда не будет прекрасной. Ибо связывает всех нас – всё лучшее в нас – только правда человеческих сердец и чистота любви, неведомая иным созданиям…»
Эссе «Любовь и всепрощение Грегори Дэвида Робертса»

Натали Третьякова

  

Простые люди, индийские крестьяне, в большей степени, чувствующие материальный мир Душой, нежели осознающие его Разумом, недаром назвали Линдсея Форда — Шантарам, что в переводе с языка маратхи или хинди переводится как «мирный человек». Вот, как об этом говорит сам австралиец:  «… Не знаю, разглядели ли они это имя в сердце того человека, каким меня считали, или сами поместили его туда, как семя, из которого вырастет древо исполнения желаний. Это неважно. Главное, что именно в тот момент, когда я стоял возле этих потопных колышков, подняв лицо к дождю, окроплявшему меня, как при крещении, во мне родился новый человек, Шантарам. Та более совершенная личность, в которую я, медленно и с большим опозданием, начал превращаться…». Однако подобно Линдсею Форду измениться изнутри, вырасти духовно, постоянно источать доброту и милосердие в суровых жизненных обстоятельствах, далеко не каждому дано. Во время очередной философской беседы местный мыслитель Кадербхай, а по совместительству ещё и главарь крупного мафиозного клана, как-то заявил Лину: «… Истина в том, что нет хороших или плохих людей. Добро и зло не в людях, а в их поступках. Люди остаются просто людьми, а с добром или злом их связывает то, что они делают — или отказываются делать…». Здесь главное — «в их поступках». Что бы и какими бы расчудесными словами человек не говорил, не настолько и важно, по сравнению с тем, что и как он совершает в любой из дней своей жизни.

 

Именно поэтому я считаю, что каждый из нас может реально делать — не говорить, а делать — для увеличения количества и качества доброты в нашем мире: попытаться сдерживать себя, не поддаваться соблазну из-за какой-нибудь мелочи наброситься на другого человека, как на врага, вовремя перетерпеть, смолчать («понять-простить» порой просто невозможно). Но можно дать другому, как самому себе, ещё один шанс, шанс дойти до осознания, что может быть он и сам в чём-то неправ — в конце концов, если бы ты родился и вырос в других условиях, то не исключено, что и сам был бы таким же, как твой оппонент. Кстати, может быть в чём-то именно об этом небезызвестная фраза: «Люби ближнего твоего, как самого себя» из Ветхого Завета (Пятикнижие Моисея, книга Левит, гл. 19). Подобный подход к себе и окружающим уже будет являться в какой-то мере и вкладом в увеличение всеобщей гармонии на планете!  

 

Кроме того, очень важным, на мой взгляд, критерием доброты, так сказать «доброты в динамике», является процесс изменения в мировоззрении самого Человека. И только отсюда в качестве естественных последствий уже все разовые (дискретные) проявления этого внутреннего гармоничного потока в виде добрых поступков и милосердия в отношении других людей. Причём, этот процесс внутренней работы над собой должен быть постоянным, а не только во время посещения религиозных мест или чтения соответствующей литературы. Сдерживая себя, уже делаешь много добра для окружающих. Таким образом, Доброта — это постоянный внутренний самоконтроль, что на практике очень непросто. А иначе, когда у нас хорошее настроение, то мы добры к миру. Но стоит расстроиться из-за чего-то и «пиши-пропало». Аналогия такая: если ты привык идти — постоянно самосовершенствоваться, поднимая себя на новый духовный уровень, то тебе уже не страшно даже когда вокруг метёт ледяная пурга — весь внешний мир замёрз, забыв само понятие доброты, потому что ты можешь согреваться за счёт внутреннего движения — за счёт теплоты своего внутреннего мира. А стоит тебе остановиться — и ты духовно замёрзнешь до смерти, превратившись в одного из холодных и самовлюблённых обывателей-обитателей внешнего мира.

 

К великому сожалению, приходится признать, что в данный исторический период всепланетные доброта и милосердие невозможны по определению. Пока вы будете стараться массово делать людям добро, другие, весьма далёкие от этого понятия граждане, будут делать карьеру, неудержимо стремясь к вершинам власти. И достигнув своего, они впоследствии навяжут вам свои, критически далёкие от доброты и справедливости, принципы. Можно и дальше судорожно барахтаться в кишащем непониманием внешнем мире, бесконечно ругаясь, бесясь и выцарапывая друг другу глаза в яростной попытке доказать какую-нибудь очередную чушь, о которой все завтра же благополучно и забудут. Но есть и другой путь.Насколько это возможно, изолироваться от человеконенавистнического, использующего людей только в качестве «винтиков» в своей игре, «большого» мира и создать своё гармоничное и человеколюбивое пространство — сообщество близких по Духу людей. Поэтому, моё глубочайшее почтение автору рубрики за искренние попытки — не на словах, а на деле — воплотить идею своего доброго микромира с помощью Литературной гостиной и Чтений. Надеюсь, что её усилия повлияют и на «большой» мир, делая его чуточку светлее.

 

Где ты время воды, очищающей смрады столетий?

Грешных мыслей конюшни заждáлись Геракла с рекой.

Чистотою полны на планете лишь малые дети,

Да, и те ненадолго, пока не смешались с толпой.

 

Все живём интересом вовне, ни на миг не меняясь.

Обо всём разглагольствуем, лишь не о том, что внутри,

Огорчаясь, пугаясь, в других без конца растворяясь,

Пряча айсберги боли в лучах животворной зари.

 

Где ты время огня, освещающего хаос жизни?

Нужен свет, чтоб наполнить томительных жажд пустоту.

Лишь бы сроки познанья себя до конца не прокисли,

Мишурою богатства затмив всех сердец теплоту.

 

За айфонами очередь больше, чем за добротою.

«Не туда! Не туда!» — отлетает от стен крик души.

Мощь прорывов технических нас ослепляет порою,

Иллюзорности мнимого счастья даруя гроши.

 

Где ты время любви, торжества и побед состраданья?

Одиноко стоит в поле крест, затерявшись в глуши.

Чувства к ближнему — воздух для нашей среды обитанья,

Светлой истины дом. Почему мы в него не спешим..?

 

P.S: Друзья, в середине мая начнется приём ваших работ в Чтения «О доброте и милосердии». У вас есть чуть больше недели для написания эссе. Анонс Чтений вы можете посмотреть по ссылке: https://poembook.ru/blog/32798

Автору самого интересного вопроса или комментария к этому выпуску — 25 серебряных монет (спасибо меценатам Литературной Гостиной!), а вот, кому именно их вручить — выбор за эссеистом Игорем Рожкевичем.

 

Хорошего чтения! :)

Комментарии (25)

петрович , 10 мая в 10:14
Читал я шантарам. Сложный образ ЛГ, сотканый из противоречий. Справедливый уголовник и белый индус. Мафиозный доктор - моджахед.
Перцевая Людмила , 10 мая в 10:39
Спасибо, Игорь! Тема - бесконечная и очень важная! Я вдруг вспомнила под влиянием Вашего эссе еще одного героя... Чуть ранее (примерно на сто лет) случилась не придуманная в романе, а реальная история. Уроженец Эльзаса, знаменитый философ, теолог, органист и музыковед Альберт Швейцер, в пору творческого расцвета и всеобщей известности, вдруг поступил в медицинский, выучился на врача и уехал в дебри Центральной Африки. Полстолетия – лечил бедных африканцев, принимал роды, строил на свои средства больницы и сажал сады. Ему было неимоверно трудно, потому что никто ему не спонсировал, не хватало рук для ухода за больными, медикаментов и перевязочных материалов. Малярия, дизентерия, проказа… Как он все это преодолевал – не постичь. Что им двигало? Как в этом аду, в этом врачебном рвении он еще и писал свои философские и музыковедческие работы, играл на рояле, продумывал организацию профилактической помощи в этой глухомани? Не знаю, был ли «белый доктор» прототипом для героев австралийского писателя, но для развития благотворительного движения всей человеческой цивилизации он стал не просто потрясающим примером, но и движителем. Пока такие люди есть – можно надеяться, что человечество выживет…
Рожкевич Игорь пользователю Перцевая Людмила , 10 мая в 14:05
Спасибо, Людмила! Да, можно надеяться...
Иванна Дунец пользователю Перцевая Людмила , 10 мая в 16:04
Людмила, романы Робертса — автобиографические. Это четко даёт понять и сам писатель, и автор эссе.
Перцевая Людмила пользователю Иванна Дунец , 10 мая в 20:21
Да, я внимательно читала, мой вопрос скорее риторический ))) Уж очень схожи ситуации (реальная и вымышленная) при таком колоссальном различии героев!
Эйрена Постнова , 10 мая в 14:08
Весьма проблематично любить окружающее, когда тебе плохо. Уверена, у многих было - даже солнце раздражает ярким светом, тем более чья-то радость. Человек так устроен - хорошо ему, он счастлив и мир вокруг хочет видеть счастливым. Плохо, и душа стремится только к печали человеческой. В данный момент человек не только способен, но жаждет сопереживания,именно в этом находя жизненный смысл. Лин его и нашел, там в трущобах. Появляется смысл, исчезает депрессия. Мозг занят чужими проблемами, загоняя вглубь сознания свои. И появляется ощущение , не счастья, но удовлетворения нынешним положением очередного зигзага судьбы. И даже начинаешь испытывать некое удовольствие от собственной необходимости другим. И даже радость от этого появляется... Мне очень понравилась фраза из романа:"Если твоя судьба не вызывает у тебя смеха, значит ты не понял шутки. ( Грегори Дэвид Робертс. Шантарам.)
Это всё гениально передал Коппола в трилогии "Крёстный Отец" - не вынося оценок, а исследуя людей, их мотивы и поступки. Дон Корлеоне, мечтавший вести размеренный бизнес в Америке 20-30-х годов, осознаёт, что честным трудом не купит даже коврик для кроватки сына. Но украв велосипед, говоря образно, надо воровать вагонами (и убивать тоже) - чтобы за него не посадили в тюрьму. А далее - уже совершенно реальная, безжалостная дилемма "или-или": ты становишься жестокой и влиятельной частью искажённого Мира, либо тебя и твою семью (которая для итальянцев традиционно значит почти всё) - растаптывают. "Соскакивать" уже поздно: велосипед (коврик) - украден. А Бог - безмолвствует; Он ждёт - каков ТВОЙ выбор. В 50-60-е годы на ту же самую развилку попадает сын Дона, Майкл Корлеоне, герой Второй Мировой. Майкл тоже "защищал семью" - и заканчивается это тем, что он наводит ужас даже на матёрых политиков, покупает сребролюбивую часть Ватикана и убирает родного брата Фреда, поступившего "не по понятиям". Он по прежнему "защищает семью" - как произносит незадолго до смерти на исповеди мудрому аббату. И сам не чувствует - где и когда перешел Рубикон... (Простите за длинноватое вступление). Суть: 1) Возможно ли осуждать Линдсея Форда за то, кем он стал? 2) Являются ли внешние доброта и милосердие в его поступках свидетельством подлинного внутреннего преображения? Учитывая его прошлое... У меня нет ответов. Нет. Хоть и размышляю об этом много лет. Спасибо, Игорь, - что дали новый повод.
Эмигранты Корлеоне приехали в “деловую” Америку за голубой мечтой. Однако, мгновенно и “по уши” увязли в её “business only” менталитете. Похоже, что это был их осознанный выбор. Когда они в полной мере изведали на себе основополагающий принцип Запада “или ты, или тебя”, что помешало им вернуться на родину? Ведь есть исторические примеры и противоположных “волчьему” образу жизни поступков. Небезызвестный Мохандас «Махатма» Ганди получил юридическое образование в Лондоне. Но он не задержался в чуждой среде и вернулся, по завершении обучения, в Индию. Его философия ненасилия (сатьяграха), возможно одно из проявлений многочисленных разновидностей Восточного менталитета, оказала серьёзное влияние на движение сторонников мирных перемен в их борьбе за независимость Индии. 1. Судить кого-то считаю необъективным, учитывая, что мы и сами с собой знакомы весьма поверхностно, а уж чужие глубины и подавно недоступны внешнему наблюдателю. Каждый человек сам себе судья, если у него есть совесть. Также и с Линдсеем Фордом. 2. Твёрдо верю, что внешние доброта и милосердие в его поступках являются свидетельством подлинного внутреннего преображения. Без глубинной перестройки от него можно было ждать всего, что угодно, только не подобной социальной активности.
Не совсем так, Игорь. Корлеоне бежал в Америку ребёнком, когда мафия уничтожила всю его семью. Возвращаться ему было некуда. Т.е, "или ты, или тебя" не являлось его осознанным выбором или гонкой за пресловутой американской мечтой. Жизнь не спросила, а поставила перед фактом: выживай. В остальном - согласен. Махатма Ганди - совершенно отдельная история и благодатный человек без пресса любой религии. Отчасти ещё и потому, что в жизни мудро довольствовался насущным минимумом и был удивительно свободен от субъективных сердечных привязанностей. А это не каждому дано, конечно.
Извините, Константин, но Коппола гениально экранизировал романы Марио Пьюзо. Именно бережное отношение Копполы к текстовой первооснове позволило появиться на свет трём гениальным экранизациям в мире кино.
Разумеется, я знаю об этом, Рашит. Но я сказал именно о фильме. Ролях Брандо, Аль Пачино и Де Ниро, до дрожи точно передавших видение Копполы и обогативших его своими талантами.
петрович пользователю Жибуртович Константин , 10 мая в 22:00
Нет ответа. (ц). Закон и справедливость почти всегда стоят на диаметральных позициях. Человек сидел в тюрьме. В восточной тюрьме, хотя любая тюрьма оставляет шрамы в сердце и разуме. На всю жизнь. Человек видит иначе, потому что смотрит на что-то другое. Он понимает, что альтруизм - чудо, и такого чуда ему не подарит никто. Вот он может это чудо сотворить. Доктор на свалке это БОГ, который не догадывается о своей божественности. У него на это нет времени, но где-то рядом некие силы ждут, высчитывают ситуации и в конце концов призывают Бога со свалки на службу. Здесь нет понятий добра и зла. В христианстве высшая форма справедливости в милосердии. В исламе - воздаянии. В Индии 80% мусульмане, но это индийские мусульмане. Наш герой считает себя индусом до мозга костей, живущим у развалин врат Ада, но на расстоянии аытянутой руки от Рая. У каждого человека своё понятие о спрсведливости, и оно не имеет ничего общего, ни с религией - ни с законом.
Рожкевич Игорь пользователю петрович , 10 мая в 23:03
Попадая в “огонь” внешней жизни (тюрьма, война, несчастья, критические условия существования,…), каждый человек переплавляется в направлении того, что в нём заложено в наибольшем количестве (причём сам он порой даже и не догадывается, что там у него внутри). Одни ломаются, предают свои принципы и теряют себя. Другие, неожиданно даже для самих себя, достигают невиданных ранее духовных высот, вдруг начиная видеть “что-то другое” (ц.) в окружающем мире. А вот с этими словами я не согласен: “Он понимает, что альтруизм - чудо, и такого чуда ему не подарит никто. Вот он может это чудо сотворить.” Ни о каком чуде Линдсей Форд и не думал. Просто он попал в пекло и превратился, благодаря (как выяснилось, именно его персональному) очищающему огню, в безусловно милосердного человека, после чего и стал помогать другим людям. И, согласен, у “переплавленных” своя система нравственно-моральных координат, редко пересекающаяся с общепринятыми законами и религиями.
петрович пользователю Рожкевич Игорь , 11 мая в 7:59
Вам знаком альтруизм как термин. Если и приходилось с ним встречаться в нашей, конкретной реальности, то я поверю и в хождение по водам. Я Я не говорил, что ЛГ ДУМАЛ об альтруизме. Он его творил, потому что больше было некому. Человек иногда берётся за дело не представляя масштабов деяния и очнувшись на финише потрясённый результатом разводит руками. Это всё я. Ему уже потом говорят про подвиг, или злодеяние.
Иванна Дунец пользователю петрович , 11 мая в 7:36
Петрович, Ваш комментарий признан лучшим по мнению автора эссе — Игоря Рожкевича. Вы получаете от меценатов рубрики ЛГ 25 серебряных монет! Поздравляю! :)
петрович пользователю Иванна Дунец , 11 мая в 8:00
Спасибо.
Жибуртович Константин пользователю петрович , 11 мая в 15:29
Просто, я "аккуратно" и без восторгов отношусь к людям, чей нравственный маятник резко качается от зла к добру. Там, всё равно, огромный пласт внутренней работы над собой даже при внешнем делании добра. И риск вновь сорваться в прежнюю пропасть. Впрочем, всякая человеческая брань, внутренняя борьба с самим собой - наш ежедневный крест. Тюрьма, лишения... Очень точно сказали об этом, на мой взгляд, в диалоге на Правмире Алексей Юдин и Татьяна Краснова: ТАТЬЯНА КРАСНОВА: Понимаете, мне кажется, что это и есть ключевой аспект нашего "договора" с Богом: вы можете с точки, где вас прижало, пойти в две стороны, можете озлобиться. Многие становятся просто злыми людьми. АЛЕКСЕЙ ЮДИН: И верующие тоже не застрахованы от такого. ТАТЬЯНА КРАСНОВА: Как угодно. Просто то чудо, которое вы сделаете, не озлобившись и потом пойдя дальше, вот это во славу Божию. Честно, мне кажется, что судить человека, который при этом озлобился, нельзя. АЛЕКСЕЙ ЮДИН: Невозможно... Я согласен с ними.
петрович пользователю Жибуртович Константин , 11 мая в 16:18
Резкие колебания нравстренного маятника зависят как от внешних условий - так и от общего состояния личности. Человек, величина не постоянная, как эмоционально - так и интеллектуально. Он может проснуться с полусонным сознанием, в полдень быть деловитым мастером, а лечь спать мудрецом. Человек не владеет эмоциями. Всё воспитание заключается в сдерживании внешних эмоциональных проявлений и определённвх норм поведения в обществе, вне зависимости от эмоционального настроя. Это диктуется паритетными соглашениями между обществом и личностью. Проблемы начинаются с невыполнения обществом обязательств перед личностью. Тогда личность пытается получить некие свободы, или блага преступным путём. Зло? Безусловно, но... Это зло не имеет отношения к религиозной нравственности. Договор между семитскими племенами и Богом имел безусловно коммерческий привкус. Вы придерживаетесь неких законов и взамен получаете землю обетованную. Нарушение закона является злом. Договор заключён через личность с народом. Верно? Если народ неукоснительно придерживается законов, то со временем они становятся не только моралью, но и образом жизни. Этого не произошло и был послан на Землю Христос, который расставил свои акценты, не противоречащие первому закону. Не может личность придерживаться законов, или морали в обществе, которое игнорирует эту мораль, какой бы светлой эта личность ни была. Личности не выиграть борьбы со злом в современном мире. Более того, монастырь тоже не панацея. Монах в переводе с греческого - моно - один. Современный монастырь - точный слепок нашего общества. В своё время Христос уходил в пустыню, где боролся со злом. В 19 веке и начале 20 го были сподвижники, боровшиеся с внутренним злом в одиночку, отрешившись от общества погрязшего во зле. А как быть сегодня человеку не контролирующему ни желаний - ни эмоций? Современному человеку в современном обществе?
Жибуртович Константин пользователю петрович , 11 мая в 16:43
- Проблемы начинаются с невыполнения обществом обязательств перед личностью... Очень точно сказано. Тоталитарным системам, как раз, свойственна "доктрина бесправия" отдельной личности, выдаваемая за "богоугодную". А как быть сегодня человеку не контролирующему ни желаний - ни эмоций? Современному человеку в современном обществе? Вспомнились слова отца Иоанна Крестьянкина, сказавшего, что "слабые спасаются в монастыре, сильные - в миру". Это не ответ, я понимаю. У меня его нет. За исключением знания о том, что Бог человека не оставит - это человек не всегда видит протянутую Им руку. Или понимает только постфактум... Но это - мой личный религиозный опыт. Он не универсален и писать о нём не считаю возможным.
петрович пользователю Жибуртович Константин , 11 мая в 16:57
Понятно. Вот мы и пришли к уникальности личности и её понимания добра, зла и справедливости. Личность всегда будет сторониться " Аз воздам" и придерживаться милосердия по отношению к себе. К сожалению зла от этого не меньше
Жибуртович Константин пользователю петрович , 11 мая в 17:04
Я чуть иначе расставляю акценты. Человек должен стать Личностью (донести и приумножить дарованные ему уникальные таланты, отвечать за которые - перед Творцом). Человек должен не растворяться в коллективно-бессознательном во имя.......... (список в каждую эпоху сиюминутно-политический), а заниматься собой (в хорошем смысле слова). Только тогда к человеку потянутся иные люди. А жертвующего своим Я ради бесконечных и навязанных недобровольных аскез (предмет манипуляций других людей) утешить трудно. Это не о милосердии к себе. Скорее, наоборот: с самого себя при таком восприятии спрашиваешь жёстче, чем с других.
петрович пользователю Жибуртович Константин , 11 мая в 17:28
Вот оно... ДОЛЖЕН. Он приходит на Землю ангелом и получает от общества сумеречный образ жизни. В результате, либо полная ассимиляция - либо изгой.
Жибуртович Константин пользователю петрович , 11 мая в 17:37
Распознать, нести и приумножать свои уникальные таланты - это не долг. Я подобрал неудачный глагол. Это - одна из самых вдохновляющих форм бытия. В этом - жизнь. Т.н. "изгои" - люди, которым (большое видится на расстоянии) мы обязаны почти всем. От литературы с поэзией до технических новшеств. Массы в истории не остаются. У Неправоты, вообще, неотъемлемая онтологическая особенность: она обожает обращаться к законам больших чисел, произнося "Мы" вместо "Я".
петрович пользователю Жибуртович Константин , 11 мая в 17:44
Именно.
Иванна Дунец , 11 мая в 7:19
Друзья, комментарий Петровича признан самым интересным по мнению автора эссе — Игоря Рожкевича! "... Закон и справедливость почти всегда стоят на диаметральных позициях. Человек сидел в тюрьме. В восточной тюрьме, хотя любая тюрьма оставляет шрамы в сердце и разуме. На всю жизнь. Человек видит иначе, потому что смотрит на что-то другое. Он понимает, что альтруизм - чудо, и такого чуда ему не подарит никто. Вот он может это чудо сотворить. Доктор на свалке это БОГ, который не догадывается о своей божественности. У него на это нет времени, но где-то рядом некие силы ждут, высчитывают ситуации и в конце концов призывают Бога со свалки на службу. Здесь нет понятий добра и зла. В христианстве высшая форма справедливости в милосердии. В исламе - воздаянии. В Индии 80% мусульмане, но это индийские мусульмане. Наш герой считает себя индусом до мозга костей, живущим у развалин врат Ада, но на расстоянии вытянутой руки от Рая. У каждого человека своё понятие о справедливости, и оно не имеет ничего общего, ни с религией - ни с законом..." Вы получаете от меценатов рубрики ЛГ 25 серебряных монет! Поздравляю! :)
Комментировать
Уведомления