Женщине

Женщине
Ты искал себе реку, чтоб «дважды…» не про неё.
Чьи потоки смывают усталость и дарят силы.
Ту, что молча тебя принимает и познаёт,
отдавая всё то, что веками в себе копила.
 
А река, не зная, себе плывёт,
оставаясь со всеми милой.
 
Снил молочную реку, кисельные берега,
Что журчала в словах добрых сказок, брала начало
от причала из детства. Как о́берег берегла
твою душу, мечтой колыбель качала.
 
Баю-бай, далеко ли твоя река?
О тебе ли она мечтала?
 
Заплутав в бирюзе непроглядных чужих краёв,
Вдруг отчаешься вовсе, победу свершит усталость.
И овраг, будто в пригоршни, тело возьмёт твоё
И положит на травы шелковые. «Выспись малость…
 
ты на верном пути. Иди с ручьём.
Пару дней до неё осталось…»
 
То ли сосны шептались, а, может, звенел ручей.
Из горячих ладоней водой ледяной стекала.
Ни согреть её сердце, вовек не на питься ей –
Бесконечная жажда, и жизни всей будет мало.
 
А вода всё звала, становясь смелей
И лисицей петляла в скалах.
 
И расступятся заросли: девственна и нага,
Широка и прозрачна, согрета лучами солнца.
И увидев тебя, простодушные волны бегут к ногам
А в журчании слышится то, как она смеётся.
 
И ты тонешь в ней – вместе и на века.
А река утопает в солнце.