Слушая Шнитке

С миру по нитке вирус
сматывает клубком.
Шнитке в ошмётки.
Вырвусь
завтра, и был таков.
 
Хватит осенней грусти
божьих колоколов.
Музыка вечно трусит,
жалких боится слов
 
тех, что с твоим уходом
горечь впустили в дом.
Горло залью сухое.
Хочется холодов.
 
Ветром во тьму вмешаться,
выскочив за порог.
В этом дому нет шансов -
он, бесконечно строг,
 
плачется о пропащих,
гасит покой дневной...
 
Память наденет плащик,
да с узелком за мной.
 
Буду бродить по вязким
хмурым людским степям,
буду срывать повязки,
буду искать тебя.
 
Зверем дрожать бездомным,
прятать следы во тьме,
в серый дорожный омут
взгляд погрузить посметь,
 
где индевеют скрипки,
мрачно пурга гниёт...
Смерть разглядеть и криком
страшным спугнуть её.
 
Вымерзший весь до нитки,
высохший весь до дна,
колоколючий Шнитке,
сшедший с ума до нас,
 
выйдет на миг из транса,
грянет литавр листвой
в новую сказку странствий,
в свод поднебесный твой,
 
где за окошком вирус
кошкой свернулся в клубок,
где нас тишком на вырост
шьёт и латает Бог.
 
Это ведь он, не так ли,
нитей наоставлял?
Просто в его спектаклях
нету "финита ля".