Рождественская сказка

Рождественская сказка
С неба падал снег. Первый снег. Деревья, дома, крыши - всё было мокрым, морозов ещё не было. Серое небо уже много дней плакало мелким, грустным дождём. От этого всё вокруг было таким унылым, что казалось, будто так будет всегда. А сегодня пошёл снег.
Вася, подставив к окну табурет и встав на него коленками, подпёр ладошкой щёчку и долго смотрел на падающий снег. Снежинки были мокрыми и тяжёлыми. Они касались ещё не замёрзшей земли и тут же исчезали. Васе их было жаль, потому что он давно ждал зимы, чтобы покататься на санках, поиграть в снежки с друзьями. Да и Новый год скоро, а снега всё нет.
Вася молча смотрел на улицу и думал о своей сестричке: она только что уснула, и Вася вёл себя тихо, чтобы её не разбудить. Дашеньке совсем недавно исполнился годик. В этот день они всей семьёй веселились, пили чай с вкусным тортом. А потом Даша заболела. Мама ездила с ней по врачам, давала ей пить какие-то лекарства, но болезнь не уходила. От неё девочка плохо спала и часто плакала. Васе было жаль сестру, он с ней играл, а Даша хныкала. Он очень хотел, чтобы к Новому году Даша поправилась, чтобы снова всем вместе повеселиться. А потом и самому Васе исполнится пять лет, как раз на Рождество.
Ещё летом Вася нарисовал письмо Деду Морозу и просил у него в подарок радиоуправляемый вертолёт. Но когда заболела Даша, он послал другое письмо с просьбой вылечить его сестричку, а вертолёт подождёт. Правда, Вася не знал, успеет ли Дед Мороз получить второе письмо к Новому году.
Обо всём этом Вася думал и смотрел в окно. Мамина фиалка своим пушистым листиком слегка касалась его руки и немного щекотала. Но Вася не замечал этого. Он вспоминал прошлый Новый год. Там, где их семья жила раньше, было холодно даже летом, а зимой было много снега. Прошлый Новый год получился очень весёлым. А этой осенью папу перевели в другую воинскую часть, и их семья переехала в этот городок, где до сих пор нет снега. "Ну, как Новый год праздновать без снега? - думал Вася, - А если ещё и Дашенька не выздоровеет, то и вовсе праздника не будет..."
И в самом деле так и вышло: снег выпадал и таял, сестра всё болела. Поставили ёлку, накупили подарков, даже вертолёт Дед Мороз успел прислать Васе. Но в доме никто не веселился.
Как-то раз бабушка сказала маме:
- Дочка, я посижу с Дашенькой, а ты иди в храм Божий, помолись Отцу Небесному о здоровье детишек.
Мама согласилась с бабушкой. И, помолившись несколько дней дома, она стала собираться в церковь. Это было в сочельник, вечером.
- Мама, можно и я с тобой пойду? - спросил Вася.
- Сынок, там много народу придёт, мы будем долго молиться. Ты спать захочешь...
- Не захочу! Я тоже буду о сестрёнке молиться. Ну, пожалуйста, возьми меня с собой!
- Ну, что ж, - сказала мама, - тогда собирайся.
Она дала ему новую рубашку, Вася умылся, оделся, и пошли они вдвоём в храм.
На улице был ветер и небольшой морозец. Снова падал снег, но уже не таял, а тонким слоем устилал землю. Темнело, и Васе было немного страшно: как там будет в церкви? Ведь он шёл туда в первый раз.
- Мама, - спросил Вася, - а храм и церковь - это одно и то же?
- Да, - ответила мама, - почти. Позже, она объяснит ему разницу, что храм - это здание, где молятся, а церковь - это собрание людей, которые молятся...
- А почему мы раньше в храм не ходили?
- Раньше, Васенька, мы жили в маленьком посёлке, и там не было храма.
- А храм большой? - спросил Вася, немного подумав.
- Большой и красивый. Сам скоро увидишь.
Дальше они шли молча. Уже совсем стемнело.
В храме было много людей: кто-то ставил свечи и прикладывался к иконам, кто-то стоял в очереди для покупки свечей, а кто-то разговаривал. Все ждали начала службы. Васина мама тоже накупила свечей, что-то ещё сказала девушке за лавкой, и они, мама с Васей, пошли приложиться к иконам.
Церковь в самом деле была большая. Васю очень впечатлили высокий куполообразный потолок и огромная золотая люстра. Вася даже раскрыл рот от удивления. Сначала хотел было спросить у мамы о люстре, но потом решил это сделать по дороге домой.
В этот момент он услышал голос из алтаря: "Молитвами отец наших..." В храме сразу стало тихо, был слышен только шорох людей, совершающих крестное знамение. Вася стал приглядываться, как нужно креститься, и сам стал вместе со всеми кланяться. Некоторые молитвы много раз повторялись, поэтому Васе нетрудно было подпевать клиросу. Он и не знал, что молитвы можно так красиво петь! А петь он любил. Бабушка его научила нескольким народным песням. А тут молитвы! Это так красиво! Что-то непонятное творилось в Васиной душе: хотелось плакать от чего-то, и хотелось смеяться, хотя ничего смешного не было, а ещё хотелось кричать "Ура!" или что-то такое. Но сам только громче стал подпевать уже знакомые молитвы.
Вася даже закрыл глаза, чтобы лучше было слышно голоса с клироса. Потом он вспомнил, что ещё ведь надо креститься и открыл глаза. И... в этот момент что-то произошло. Что-то непонятное. Вот люди молятся, вот ёлка нарядная стоит, иконы, вертеп... Вроде, всё как и раньше, но в то же время что-то не так: от ёлки стал чувствоваться сильный аромат хвои, а в вертепе появился свет. Там не было зажжённых свечей, но свет был такой, как будто их там зажгли сразу сто штук! От большой иконы у стены тоже исходил какой-то необычный свет, и Васе даже показалось, что красивая женщина на этой иконе стала похожа на его маму и тоже тихо поёт молитвы.
Вася посмотрел на свою настоящую маму и хотел у неё спросить про женщину на иконе. Мама смотрела куда-то вниз, а по её щекам текли слёзы. "Мамочка, - подумал Вася про себя, - ну, что же ты плачешь? Ведь здесь так хорошо, красиво и светло". Но вслух ничего не сказал, потому что мама тоже как-то изменилась: она была очень красивой, красивее, чем обычно дома. На её платке появились какие-то сияющие блёстки, которых Вася раньше не замечал. Они стояли почти в середине храма, и свет от люстры освещал всех. Но почему-то только на маму сыпались еле заметные серебристые искорки, как снег. "Вот поэтому, - подумал Вася, - у мамы и блестит платочек".
На амвон вышел батюшка в парчовом облачении, в окружении других служителей храма, и держал в руках большую золотую чашу, прикрытую тоже парчовым полотенцем. "Ой, как же он похож на Деда Мороза! - подумал Вася, - Борода точь-в-точь такая же. А может, это он и есть? Тогда почему мама сказала, что его надо называть батюшкой? Спрошу потом..."
Вокруг всей этой процессии, прямо в воздухе, парили Ангелы. Да, это были Ангелы - Вася точно знал! Они были белыми, прозрачными, с большими крыльями, светились и тоже пели вместе с клиросом. А Вася перестал петь, потому что сильно удивился, что Ангелы прилетели с ними петь.
"Интересно, их кто-нибудь ещё видит?" - подумал Вася и стал оглядываться на людей. Но люди тоже изменились! Вот старая женщина в чёрном платке, но у неё есть... усы. Вот дяденька с бородой, но борода тёмно-зелёного цвета... Вот молодая девушка, но у неё нет глаз, а из под губ торчат... клыки! Вася испугался, прижался к маме и увидел за ней другого дяденьку с большими рогами на голове. А вот парень молодой, и у него блестящие золотые волосы и синие-синие глаза. Он смотрит на батюшку-Деда Мороза и поёт. А вон там, вдалеке, стоит мужчина, у которого вообще нет лица, а вместо лица - чёрная дыра. Васе стало очень страшно. Он снова повернулся к алтарю. На амвоне уже никого не было, только из алтаря доносились голоса Ангелов. Васе их было очень хорошо слышно, хоть они и пели тихо...
Потом батюшка всех угостил сладким... "Как же это называется?.. Надо на обратной дороге спросить у мамы. А ещё спрошу про Ангелов и всё остальное..." Так думал Вася и продолжал осматривать людей. Вот подошла к батюшке девушка в старом, грязном пальто и рваном платке. Батюшка её угостил из золотой чаши и вдруг... пальто стало чистым и новым, а платочек - белым и с блёсточками, как у мамы. "Какое-то волшебство..." - подумал Вася. Следом за девушкой подошёл мужчина без лица, принял угощение из чаши, и у него вдруг появилось лицо, доброе и светлое. Потом подошёл тот самый дяденька с большими рогами. Принял угощение и... его рога стали расти! А Вася думал, что они исчезнут или отвалятся, как у лося из мультика.
С другими людьми тоже происходили разные чудеса. Вася удивлялся и думал: "Почему люди такие разные? Почему они не хотят быть добрыми и красивыми? Зачем надевают на себя эти рога и старые вещи? Разве у них нет нового пальто?..." Васина мама стояла рядом и, кажется, не видела всего, что видел Вася.
Чуть позже, когда все вместе еще немного помолились, и батюшка всем рассказал о Рождестве Христовом (теперь Вася понимал, что за фигурки были в вертепе), он пригласил людей приложиться ко кресту. Все по очереди подходили к батюшке и целовали большой золотой крест, а батюшка каждого поздравлял с праздником. Вася был одним из первых, но снова встал в конце очереди. Когда все люди отошли в сторону, перед батюшкой остался один Вася.
- Мальчик, - сказал батюшка, - ты же уже прикладывался ко кресту. Как тебя зовут?
- Вася.
- Чего же ты ещё хочешь, Вася? - с улыбкой спросил батюшка и даже наклонился к нему. Его голос был низким, но добрым.
- Я хочу спросить, - робко ответил Вася.
- Что же ты хочешь знать?
- Моя сестричка давно болеет. Она скоро выздоровеет?
- Болеет, говоришь? Да разве ж я могу знать!
- Я же тебе письмо писал про сестричку, ещё до Нового года, - Вася совсем осмелел и разговаривал с батюшкой, как со старым знакомым.
- Васенька, я много писем получаю, но твоего про сестричку не было. А почему ты именно мне посылал письмо?
- Ну, ты же Дед Мороз, который исполняет желания. В письме я просил отложить мой радиоуправляемый вертолёт на другой год, а в этом году сделать так, чтобы Даша выздоровела. Ты нам поможешь?
- Знаешь, Вася, - голос батюшки стал тише и серьёзней, - Я ведь не Дед Мороз, хоть и такая же борода. Но твоей сестричке мы вместе попробуем помочь. Подожди меня тут...
И ушёл в алтарь. Вскоре он вернулся и подал Васе маленький, с Васину ладошку, круглый хлеб с какими-то незнакомыми буквами. И говорит:
- Вася, вот тебе просфор. Это святой хлеб, он по благословению Божию и по нашей вере может творить чудеса. Завтра утром, после того как оденешься и умоешься, зажги свечку перед иконами да помолись хорошенько Богу нашему, попроси у Него здоровья для сестрички. Потом отломи кусочек и съешь сам, отломи другой кусочек и дай Даше. И делай так каждое утро, пока не кончится просфор. Бог даст - поправится твоя сестричка.
- Спасибо! - сказал Вася и взял просфор.
Батюшка улыбнулся, положил на Васину голову свою большую руку, что-то сказал, глядя вверх, и попрощался. Вася достал из кармана новый носовой платочек, который положила ему мама, когда они собирались идти в храм, завернул в него хлебец и спрятал снова в карман. Среди поредевшей толпы Вася отыскал маму, которая уже начала беспокоиться, пока искала сына. И они пошли к выходу.
На обратной дороге Вася спросил у мамы про люстру и про сладкое угощение, про молитвы и свет в вертепе, про красивую женщину на большой иконе и про батюшку-Деда Мороза. Рассказал, как тот дал Васе лекарство для Дашеньки, про Ангелов и мамин блестящий платочек. Только не стал пугать большими рогами и страшным дядькой с зелёной бородой. Мама удивилась Васиному рассказу и обрадовалась, услышав о просфоре. Потом объясняла ему, что такое храм и что такое церковь. И ещё много чего рассказывала.
Целую неделю каждое утро Вася с мамой молились перед иконами. Вася давал сестрёнке просфор и ел сам. Этот хлеб был таким вкусным, какого Вася никогда больше не пробовал. В один из дней, когда просфор закончился, они с мамой только помолились.
На следующее утро Вася проснулся от смеха: смеялась Даша. Она стояла, держась за край своей кроватки, и что-то пыталась сказать маме, которая с ней разговаривала и радостно улыбалась. Вася протёр глаза и понял: сестричка была здорова! В этот день в их семье снова был праздник. Папа вернулся с работы пораньше. Они всей семьёй веселились, пели песни и гуляли на улице. К обеду бабушка испекла вкусный пирог с вареньем, а мама подала на стол шоколадных конфет. Вася ел бабушкин пирог и думал: "Как хорошо быть всем вместе дома! Вот бы всегда так было! В следующий раз в храме батюшке расскажу про Дашу..." И спрятал в кармане несколько конфет для батюшки.
13.12.2014 г.