17

Ты никогда не будешь успешнее, чем «дочь маминой подруги»...
Семнадцать, девочка!
Не зови никого, открой бутылку вина —
мораль не позволит её осушить до фальшивого дна,
ты бы, впрочем, могла:
подростковый запал, одиночество, ненависть
да, все те (что извечно мешают взрослеть/помогают) святые дела.
Дневники перетеряет,
а сможешь ли ты?
Не ходя по карнизу, но будучи птицей,
готовой вот-вот опериться и вылететь...
 
«Господи, только бы из дверей!» —
 
это чей-то встревоженный голос, похожий на твой,
но постарше на брак, на развод, на кредит
и просрочку его платежей.
Этим голосом ты осуждаешь себя
и поэтому, чёрт возьми, пей!
Семнадцать, девочка...
Безрассудство — единственный способ борьбы
для (пока что) детей.
Не робей:
попадай в неприятности, долго целуйся взасос.
Не люби никого,
под «никто» подгоняя себя — кричи.
Это твой предварительный,
впредь, ежегодно-положенный взнос
(как эффект аммиака на глади то длинных,
то снова коротких волос)
в ту свинью, что (спустя) потрясёшь — звякнет шёпот.
 
Это опыт.
Скопившийся жизненный опыт...
 
... но об этом потом!
Напролом (с топором)
через личный дурдом и публичных мужей,
а сегодня — семнадцать!
Мораль никогда не рискнёт оставаться трезвей.