Двад­цать пять. Циф­ры в ряд. За ок­ном сты­лый ве­тер кру­жит.
А друзья все твер­дят: «Ду­ра ты, ни де­тей, ни му­жа…
Уж ста­руха поч­ти, а од­на, раз­ве так го­дит­ся?
Объ­яв­ленья проч­ти… И поп­ро­буй хоть раз влю­бить­ся!»
 
Двад­цать пять. За ду­шой две люб­ви, как две прош­лых жиз­ни:
От­цве­ло и уш­ло, как под­снеж­ник вес­ной кап­ризной.
Пер­воцвет - в спи­ну нож за лю­бовь, что ни­как не гас­нет.
На ре­пей стал по­хож. Вот та­кое, под­ру­ги, счастье.
 
А вто­рой… что вто­рой? Всё пус­тое и без на­кала.
Всё уже не впер­вой, всё я прош­лое в нем ис­ка­ла.
Поп­ро­щалась, уш­ла и поч­ти уж за­была да­же.
Но гор­чит на гу­бах его имя зо­лой и са­жей.
 
Ду­ра, вер­но, твердят. И прощать не умею толком...
Под­ре­берья бо­лят, буд­то па­мять по ним – игол­кой.
Тре­тий где? Да чёрт с ним! Пусть гу­ля­ет, как ве­тер в по­ле.
С пер­вым или вто­рым – я сы­та уже не­любовью.

Голосовать

Общая оценка
9.4

Проголосовали