Стылый

Город, гладко выбритый под утро,
к вечеру покроется щетиной.
Он придет,
осядет постояльцем,
в подреберье мир разбередив.
Он ворвётся по-бунтарски,
грубо -
леденящий демон, не мужчина.
Взбудоражит холодком объятий
и мне вновь - не больше двадцати.
Месяц задыхаться от озноба...
Он любовник мой.
Бессильно платье.
Пепел глаз - мятежный дух свободы,
на виске пульсирует зима.
Он отец мне пред людьми и Богом.
Колыбель качать - его распятие
да мести замерзшие сугробы
от которых я схожу с ума.
Он придет:
таинственный,
бесстрашный,
одичало-стылый…
на постой.
Распахнёт свою любовь-рубашку
ворохом снежинок надо мной.
Он во мне.