Его рука

Его рука
...Молотком в груди гулко бьётся пульс.
С каждым вдохом в горле клокочет страх.
Я боюсь.
О, Боже, я так боюсь.
Тает сила в содранных в кровь руках.
На краю скалы.
Две секунды.
Три.
Пропасть тянет вниз, камни ждут костей.
Пальцы сводит спазм.
Рвётся нить внутри.
В мозг влетают кадры прошедших дней.
Я почти сорвался.
Ликует смерть.
Время, как желе, застывает вдруг…
 
/ в небесах сияние – да, Он здесь –
я в кольце надёжных всесильных рук /
 
…Соль во рту.
Першит.
Нос забит песком.
Караван вдали?
Миражи. Опять.
Я давно без сил.
Девять дней пешком.
Я упал, и я не сумею встать.
Ветер больно бьёт по сухим щекам.
Я молю: воды.
Небеса молю.
За полкапли влаги я всё отдам.
Забери, Господь, даже жизнь мою.
От безумной жажды я весь иссох.
Мой остывший труп занесут пески…
 
/ мягкий шорох,
добрый печальный вздох
и глоток воды из Его руки /
 
…Саднит в лёгких.
Воет пустой камин.
Кожу плавит бешеный жар огня.
Старый дом заброшен.
Я в нём один.
Не оставь, Всевышний, спаси меня.
Выход где-то есть.
В голове туман.
Я иду на ощупь в густом дыму.
Я когда-то бы́л здесь.
Я выбрал сам этот стол и чёрную бахрому.
Задыхаюсь.
Времени больше нет.
Нет и боли, только животный страх…
 
/ тихий голос,
гулко скрипит паркет,
Он со мной – я снова в Его руках /
 
…Странный гул.
На веках сухая прядь.
Боль пронзает тело, рождая стон.
Я был должен навзничь пред Ним упасть.
Но не смог постигнуть, где явь, где сон.
Я летел с обрыва. В пустыне полз. Я горел в пожаре.
 
(а был ли дом?)
 
Кто-то пару трубок мне вставил в нос.
Опоясал тело тугим бинтом.
 
Вспоминай!
 
Глаза открываю.
Свет.
Белизна больничного потолка.
Ты сидишь на стуле.
Шепчу:
 
– Привет…
 
/ на моём запястье – твоя рука /