За любовью в мир теней (измененная и дополненная версия)

Бедой грозится красота,
что смертной достаётся.
Олимп от зависти богинь
разгневанных трясётся.
Психея нежная душа
была, как утро хороша
и в синеву волшебных
глаз смотрелось небо
каждый час.
Луч солнца целовал ей губы,
рассвет и теплый ветерок 
сплетали  из волос упругий,
блестящий, золотой венок.
Ночами на изящность линий
природой созданного тела,
лаская шёлковую кожу,
луна восторженно смотрела.
Ей как богине поклонялись.
Но возведя на пьедестал,
мужчины подойти боялись.
Никто в ней счастья не искал.
 
С вершины веял злобный ветер.
То Афродита бесновалась,
она в своей холодной злобе,
как в горном озере купалась.
Как смеет смертная со мною
своею красотой ровняться,
лишь на меня должны молиться
и на коленях преклоняться.
Отец в угоду злой гордыни,
чтоб не наслать на род проклятья,
дочь привязал к скале покрепче, 
невестой в подвенечном платье.
И Афродита ликовала!
Ведь этой дивной красотою
владеть отныне будет демон,
или чудовище морское
А  сыну Эросу  велела, чтоб
магией волшебных стрел
он сердцу девушки безвинной,
любить избранника велел.
 
По каплям время уходило,
Психея, как в кошмарном сне,
богов о помощи просила.
Но наверху молчали все.
Лишь ветерок играл с кудрями
ее растрепанных волос,
Зефир снял путы с рук губами, 
как легкий лепесток   понес.
В саду благоухали розы,
как будто зодчие Весны
дом выстроили для Психеи,
такой же дивной красоты.
Муж появлялся каждый раз
когда в их дом спускалась ночь,
а с первыми лучами солнца,
как призрак удалялся прочь.
Она не видела его,
но теплых рук прикосновенье
и ласк волшебные виденья,
воспламеняли в ней любовь.
Муж об одном просил жену
не видеть ни лица, ни тела.
Она покорная ему нарушить 
уговор не смела.
 
Психее счастье улыбалось,
хотелось поделиться им.
Но зависть обглодала душу
как божествам, так и родным.
Ее красивые наряды, чудесный дом,
земель простор...
все вызывало  жадность, зависть
и ненависть ее сестер.
Они нашёптывали ей:
Убей чудовище скорей!
Или недолго проживешь...
Сверкнул в руке Психеи нож.
Забыв о данном обещанье,
разрезав тьму свечой несмело,
она застыла изваяньем,
мужским залюбовавшись телом.
Сам бог любви был ее мужем.
В руке оплавилась свеча
и капли нанося ожоги
коснулись сильного плеча.
От боли Эрос пробудился,
Психею в гневе оттолкнул.
На волю ураган просился.
Через порог перешагнул.
Горсть в душу брошенных сомнений,
любовь накрыла чёрной тенью.
 
Тоска ей сердце разрывала.
Вина в дорогу собрала.
Как на Олимп попасть узнала,
за Эросом своим пошла.
Не побоялась Афродиты.
О встрече с мужем попросила.
Та рассмеявшись едким смехом,
в дом, как служанку пригласила.
Рассыпала овес и просо,
добавила туда пшеницу.
Она решила на колени
поставить дерзкую девицу.
Психея горсть злосчастных
злаков у муравейника сложила
и этим щедрым угощеньем 
к работе их расположила.
Всю ночь трудились муравьи,
но злаки все же разделили.
От смерти жизнь уберегли
и благодарность заслужили.
На утро Афродита знала,
что одурачена прислугой,
а сплетни липкой паутиной
собой заполнили округу.
 
И вот сварливая свекровь
невестке ищет дело вновь.
Психею в поле посылает,
состричь шерсть с золотых овец, 
хотя сама прекрасно знает, какой
ждёт храбреца конец.
Ковыль  дорогу устилал,
Психея, чтоб не утомиться
с ним стала мыслями делиться
и он в ответ вдруг зашуршал.
Ты не смотри ,что так прекрасны
овечки с золотым руном,
они свирепы и опасны.
Не подходи к ним близко днем.
Пусть ночь опустит сонно крылья, 
осыпет небо звёздной пылью
и засверкают в лунном взгляде
на травах золотые пряди.
Зефир играя их состриг.
Любитель шуток и интриг.
На утро вновь Олимп бурлил,
лишь о Психее говорил.
Но ей претили пересуды,
она пришла не утверждаться.
Чтобы вернуть любовь и мужа,
пришлось порою унижаться.
Ради него была готова
к опасному безумству снова.
 
Идет набрать воды из Стикса.
Дурная слава сквозь века
опережает бег теченья,
ведь это мертвая река.
Она отравлена слезами,
бурлит истлевшими телами,
что обгрызают берега
в надежде вырваться наружу,
спасти истерзанную душу.
И если близко подойти,
там можно смерть свою найти.
Зевс наблюдал за всем с Олимпа,
был восхищен немалой силой,
которую в изящном теле
душа влюблённая носила.
Орла послал помочь Психее
набрать отравленной воды,
чтоб к берегу не приближалась.
Спасти от ждущей там  беды.
 
Не ожидала Афродита
увидеть девушку живою.
Та подала кувшин хрустальный
с холодной, мёртвою водою.
Богиня яростью пылала,
презрением её измерив,
дала последнее задание...
Лишь сумасшедший мог поверить,
что можно в мир теней спуститься,
взять эликсир у Персефоны,
и невредимой возвратиться.
Заплачет ли любимый Эрос
когда ее уже не станет?
Расскажет ли  богиня правду
или опять его обманет?
На этот раз она была испуганна,
удручена...
Остаток сил ушел с надеждой.
Ей захотелось умереть
и со стены высокой башни
с Олимпа птицей улететь.
Заворожил огнем  закат,
Земля край солнца поедала.
Отчаянье внутри нее ,
как сумасшедшее кричало.
Почудился скрипучий голос,
просил от края отойти.
Возможно ли ,что перед смертью
ей суждено с ума сойти?
Иди к Аиду, но живая.
Я подскажу туда дорогу.
Теперь с ней башня говорила
настойчиво и очень строго.
Будь сильной, мудрой, как и прежде,
а умереть всегда успеешь.
Не дай ревнивой Афродите
лишить вас с Эросом надежды.
 
Возьми для Цербера лепёшек,
приправь их сонною травою.
Дождись когда ужасный монстр,
задремлет каждой головою.
Затем поторопись к парому,
и заплати за переправу.
Харон возьмет любой монетой,
но больше золото по нраву.
Наполнено печалью царство,
где души мертвых бродят тенью.
Нет света от луны и солнца,
лишь тлеет тишина забвеньем.
Психею встретила богиня.
Отвага смертной восхитила,
К тому же девушка умело,
прекрасной Персефоне льстила.
Час откровения настал,
в шкатулке эликсир лежал.
Не открывай её дорогой,
смеясь схитрила  Афродита,
расставив сеть своим коварством,
воспламенила любопытство.
И не ошиблась! Ведь невестка
не удержалась, заглянула...
От поцелуя бога сна Психея
навсегда уснула.
Морфей и сам не ожидал,
как частью злого плана стал.
С повинной к Эросу летел.
Сам рассказать ему хотел,
как много он для смертной значил
и то, о чем Олимп судачил.
 
Влюбленный муж был поражён,
бесстрашно мчался в мир теней.
Он разбудил  жену слезами,
губами прикасаясь к ней.
Обиды быстро забывают,
когда любовь свою теряют.
Лишь Зевс теперь им мог помочь.
Бог сделал  девушку бессмертной.
За  преданность её и верность
он принял ,как родную дочь.
Пришлось смириться Афродите,
заняться делом поважней,
чем поводы давать для сплетен
и вмешиваться в жизнь детей.
За счастье стоит побороться,
убрать с пути любви преграды.
Она живя на свете вечно,
даётся смертным как награда.
 
(Легенда о Психее и Эросе)