Чем дольше век...

Чем дольше век,
короче день
и ближе старость,
тем проще верить,
будто тень
твоя осталась
на площадях и мостовых,
на стойках барных,
на клавишных,
на духовых,
и на ударных,
на чьих-то спинах
и плечах,
на кумачах
и ильичах,
столах и блюдцах.
Уходим мы,
но тени...
Тени
остаются.
Так думал я,
но тень моя
дождями смыта
одной весной
на Прорезной
у «Оксамыта».