*****

Плешивый, гладкий, пухлощёкий чиновник,
прибывший из Дамаска, от царя Антиоха Эпифана,
попытался заставить старого Матитьягу
принести жертву на алтарь языческого божества.
Старый Матитьягу был человеком законопослушным,
но закон его восходил вовсе не к царю Антиоху Эпифану
из великой династии Селевкидов.
Вот потому старый Матитьягу убил
чиновника, плешивого, гладкого и пухлощёкого,
прибывшего из Дамаска, созвал пятерых своих сыновей,
и поднял долгое, жестокое, неутихающее восстание,
на каковое способны только люди, готовые
убивать и умирать во имя веры в абстрактное,
невидимое и неощутимое божество.
Солнце теперь точно так же встаёт пылающим шаром
над пологими холмами Иудеи,
те же волны в море, те же буквы в Торе́,
каждый камень всегда готов стать орудием борьбы,
и каждый топоним в окрестностях Модиина
напоминает о восстании.
Не говорите старому Матитьягу,
какие жертвы он должен ещё принести,
сколь бы вы ни были
плешивы, гладки и пухлощёки.